Свидетельство о регистрации

номер - ПИ ФС 77-57808 от 18 апреля 2014 года

Русская морфология Часть 1. Этот загадочный корень!

Протоиерей Игорь Осипенко 17.03.2021

Русская морфология Часть 1. Этот загадочный корень!

Протоиерей Игорь Осипенко 17.03.2021

Русская морфология

Часть 1. Этот загадочный корень!

 

Язык – в какой-то степени зеркало народа, та лакмусовая бумажка, которая безошибочно констатирует социо-нравственное состояние своего носителя. Обратите внимание, даже внутри одной языковой лагуны существуют практически непересекающиеся между собой прослойки: язык простонародный, язык интеллигенции, язык элиты, молодёжный сленг, тюремный жаргон и т.п. А уж если брать народ целиком, то по развитию (деградации?) лексического и грамматического багажа в историческом времени смело можно говорить об укреплении (разложении?) той или иной державы. Посмотрите, как ярко демонстрируют изменение общероссийского самосознания языковые реформы Петра I и ВКП(б)! Боюсь, что те грамматические уступки и иностранные лексические вливания, которые мы переживаем на рубеже III тысячелетия по Р. Х., русистами-историками будут поставлены в тот же ряд языковых реформ… Но знаете, что нас спасает? Наша непредсказуемость. О, бедные иностранцы, пытающиеся выучить русский язык! О, бедные академики от исторических наук, пытающиеся найти мотивацию вехам русской истории! Нет во всей Ойкумене того аршина, которым можно было бы измерить русскую душу! И будем верить (!) – никогда русский язык не дойдёт до той простоты и прозрачности, что отличает сегодня современный английский язык.

Алфавит, редактированный лично Петром I.
Алфавит, редактированный лично Петром I.

Есть замечательная традиция в серьёзных вузах – на первой же лекции по основному предмету говорить: «А теперь забудьте всё, что проходили в школе. Изучаем предмет заново». В отношении русского языка, забыть о пройденном в школе можно, даже не поступая в профильный вуз – если Вы со вниманием будете относиться к тому, что говорите и слушаете, русский язык начнёт открываться Вам сам, совсем с другой стороны, совсем в других красках, в гармонии, которую не объять никаким умом.

Сегодня поговорим о чуде русской морфологии. Морфология – наука о значимых частях слова или морфемах. Помните, в школе разбирали слова по составу: приставка-корень-суффикс-окончание? По-научному - морфемный разбор. Всё было так просто и понятно, а теперь…

Пролистывая недавно Словарь морфем, наткнулся на понятие «нулевой корень». Да как же это так – нулевой корень? Нас в школе учили, что корень – основа слова; у слова может не быть приставки, суффикса, окончания, но корень должен быть всегда, он несёт основную смысловую нагрузку! Нет, не померещилось: действительно, у слова вынуть нет корня. Приставка вы-, два суффикса -н- и -у-, глагольное окончание -ть, а корня – нет. История оказалась такова. От славянского глагола яти (брать) образовалась лексема выяти (выбрать), которая затем «поймала» вставочное -н-, как и ряд других глаголов того же корня: прияти > принять, отъяти > отнять, объяти > обнять, заяти > занять и др. Получилось вынять, у которого современная грамматика выделила бы корень -ня-, как у других слов, образованных от славянского яти. Но почему-то в такой форме глагол не удержался и, подражая другим глаголам совершенного вида, таким как пнуть, ущипнуть, взбрыкнуть, снизошёл до суффикса -у- с окончанием -ть, потеряв единственную оставшуюся от старого корня букву -я-. Вставочное -н- современная грамматика не решается назвать корнем (хотя в когда-то однокоренных нашему вынуть словах при-ня-ть, от-ня-ть, об-ня-ть, за-ня-ть включает это -н- в состав корня -ня-). Назвали его суффиксом однократного действия. Вот и получилось: приставка вы-, два суффикса -н-, -у- и окончание –ть. Без корня. Но с «однокоренными» словами: при-ня-ть, при-ем-ство, при-ём, воспри-им-чивый, при-ни-мать, при-я-тель, из-ым-ать… Обратите внимание на набор родственных корней: -ня-,-ни-, -ем-, -ём-, -им-, -ым-, нулевой корень. Не думаю, что какой-либо из европейских языков может похвастаться такой непоследовательностью.

Следующий пример: однокоренные ли слова гнуть и сгибать? Все этимологические словари однозначно объединяют их в одну корневую группу, приводя примеры старославянских гънутися (склоняться) и гыбатися (двигаться, шевелиться). Но где тогда корень? Однобуквенный -г-? Или перед нами пример чередования гн/гиб? Словарь морфем предлагает корень -гн- отдать производным от слова гон (гн-ать, из-гн-анник и др.), а нам оставляет чередование -г-/-гиб-/-гб- (последний корень в слове со-гб-енный). В ту же коллекцию слов с буквосочетанием -гн- отнесём глагол гнить. Его корневую систему предлагают описать чередованием корней -гни-/-гна-/-гно- (например: гни-ть, на-гна-ивать, гно-ение). Итак, мы получили три корневые системы:

гнуть: -г-/-гиб-/-гб-,

гнать: -гн-/-гон-/-ган-,

гнить: -гни-/-гна-/-гно-.

Обратите внимание: ни один из вариантов корней не повторяется. Однако этот факт вовсе не даёт гарантии однозначного распределения слов с буквосочетанием -гн- по корневым системам. Например, формально слова гнать, изгнанник можно подогнать под корень -гни-/-гна-/-гно- и считать их однокоренными глаголу гнить, а глагол гнуть, с которого мы начали рассуждения этого абзаца, посчитать однокоренным глаголу гнать, ведь он подходит под корневую систему -гн-/-гон-/-ган-! Опять получили неразбериху... Помните, в далекие советские времена грибники, охотники и туристы-походники вручную перерисовывали геодезические карты местности, потому что продаваемые официально в магазинах топографические издания пестрели «ошибками», предназначенными для дезориентации врагов и шпионов. Особенно топографисты любили строить виртуальные мосты и указывать несуществующие дороги через трясины и болотины. Есть подозрение, что правила русской грамматики составлялись с той же целью – запутать и дезориентировать противника.

Вообще-то, современная морфология не стесняется того, что у слов с разным смыслом оказываются одни и те же корни. Примеров – не счесть:

корень -бр- даёт глаголы бр-ать и бр-ить,

корень -бал- – глаголы раз-бал-иваться и раз-бал-оваться,

корень -бол- – прилагательные бол-ьной и бол-ьшой,

корень -болт- предлагает существительные болт, болт-ун и болт-анка, при этом последние два считаются родственными, хотя по смыслу болтание языком и болтание верёвки на ветру или в воде разошлись уже достаточно далеко.

А вот оберегающий реку берег почему-то выделен в особый корень, отличный от корня -берег- в глаголе о-берег-ать.

Есть и обратные примеры. Так, существительное бревно имеет четыре производные формы, у каждой из которых – свой вариант корня: бревнбрёвн-ышкобревен-чатыйбревеш-кобревёш-ко. Вот такие хитрые однокоренные слова, по одному на каждый вариант корня!

Здесь стоит уточнить, что где-то в 50-х годах прошлого столетия отечественная грамматика признала невозможность выстраивания гармоничной системы на основе этимологических изысканий и выделила отдельное направление в морфологии – «Синхронное словообразование» – науку, которая, не вникая в исторические экскурсы, работает со словами в том виде, в котором они есть на сегодняшний день. То есть формально систематизируется накопленный материал без учёта исторического развития лексем, исключительно по его внешнему виду. Таким образом, например, слова завтра (старославянское заутра) и утро перестают быть однокоренными, разные корни получают слова оборач-ивать и раз-ворач-ивать, забыли и о том, что упоминаемое нами ранее существительное бревно этимологически непосредственно связано со словом бровь.

Теперь появляются необычные приставки, используемые только с одним корнем: ку- (ку-мекать), ко- (ко-лупать), возо- (возо-мнить), -з- (по-з-волить, до-з-волить, вы-з-волить), чи- (чи-хвостить), преди- (преди-словие), -пода- (за-пода-зривать) и т.п. А ведь в школе нас учили, что приставки и суффиксы универсальны: они, мол, тем и хороши, что могут использоваться с различными корнями.

В морфологический состав слов синхронным словообразованием вводится новый элемент «интерфикс» – часть слова, не имеющая самостоятельного значения, не являющаяся словообразовательным средством и служащая лишь «прокладкой» между корнем и суффиксом: например, буква -л- в слове бег-л-ец (от бег-ать), буква -в- в слове пе-в-ец (от пе-ть), в прилагательном сегодня-ш-ний – буква -ш-, в прилагательных кофе-й-ный и пите-й-ный – буква -й- и др.

Стало возможным наложение морфем (так называемая аппликация): в слове лиловатый корень -лилов- пересекается с суффиксом -оват-, в слове луганский буквосочетание -ск- является одновременно и частью корня, и суффиксом, и т.п.

Традиционный исторический подход к проблемам словообразования, этимологический, не знал таких новшеств. Конечно, он не мог объяснить всего многообразия отечественной фонетики, лексики, грамматики, фразеологии, многие феномены не вмещались в рамки логики и традиционных научных методов анализа и синтеза. Но Россия всегда жила в атмосфере исключений из правил и необъяснимых явлений. Зачем понадобилась новая парадигма, принципиально новый подход к изучению языка? Думаю, было бы логично обратиться к историкам с вопросом: что же произошло с менталитетом русского народа в середине ХХ столетия, на какие внешние события или внутренние переживания он отреагировал такой резкой формализацией науки о родном словообразовании?

 


Литература:

  1. Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка. Под ред. проф. И. А. Бодуэна де Куртенэ. В четырех томах. М., 1998 [репр.].
  2. Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. Пер. с нем. и доп. О. Н. Трубачёва. В 4 т. М., 2004.
  3. Ожегов С.И. Словарь русского языка. Под ред. Н. Ю. Шведовой. М., 1988.
  4. Черных П. Я. Историко-этимологический словарь современного русского языка. В 2 т. М., 2006.
  5. Ушаков Д. Н. Большой толковый словарь русского языка. Современная редакция. М., 2017.
  6. Преображенский А. Г. Этимологический словарь русского языка. В двух томах. М., 2019 [репр.].
  7. Багриновский Г. Ю. Большой этимологический словарь русского языка. М., 2020.
  8. Розенталь Д. Э., Голуб И. Б., Теленкова М. А. Современный русский язык. 17-е изд., М. 2021.
  9. Кузнецова А. И., Ефремова Т. Ф. Словарь морфем русского языка. М., 1986.
  10. Черных П. Я. Историческая грамматика русского языка. М., 2020.

 

 


назад