Свидетельство о регистрации

номер - ПИ ФС 77-57808 от 18 апреля 2014 года

В гостях у «Бродячей собаки»

Мария Ефимова 26.04.2021

В гостях у «Бродячей собаки»

Мария Ефимова 26.04.2021

В гостях у «Бродячей собаки»

 

«Бродячая собака»

И тем ты хороша,

Что всякая со всякой

Здесь встретится душа».

В. Городецкий

 

История написания этой статьи не совсем обычна. Поводом для этого стало мероприятие, на котором мне посчастливилось побывать. Совсем недавно в нашей Гимназии состоялся урок-спектакль «В гостях у «Бродячей собаки», вызвавший бурю эмоций и похвальных откликов у тех, кто на нем присутствовал.

Но начать мне хотелось бы с того, что это за кафе и как оно возникло. А история создания этого заведения отсылает нас к началу 20 века, когда в России возникает так называемый «кабаретный стиль», который употреблен здесь в значении почти новой философии, эстетики и нового художественного пространства, стирающий тем самым представление об увеселительном заведении для развлекательного времяпрепровождения. Это был своего рода эксперимент, характерный для культурной жизни России того периода, когда лабораторией «новых форм» становятся не только театральные подмостки и страницы книг, но и сама жизнь.

Таким образом, в новогоднюю ночь 1911-1912 годов в Санкт-Петербурге открывается богемное арт-кафе «Бродячая собака». Этот художественный клуб задумывался как некое братство творческой элиты, здесь был свой гимн, своя атрибутика, геральдика, ритуалы, строго ограниченное членство – все случайные люди именовались «фармацевтами» и привлекались с неохотой, в основном, для поддержки материального базиса. Но со временем такое жёсткое ограничение было снято.

Эмблема работы М. В. Добужинского, 1912 год.
Эмблема работы М. В. Добужинского, 1912 год.

Интересно, что основателем «Собаки», впрочем, как и большинства подобных заведений того времени, был театральный человек, а основными подвижниками становились поэты, писатели, художники. Основатель и директор «Собаки» Борис Пронин (сам человек театра, работал режиссёром и актёром) поначалу грезил о мансарде, чердаке, но никак не о подвале, имея в виду возвышенные «высокие цели искусства». Тем не менее, помещением для нового «кабачка» был выбран подвал его собственного дома на углу улиц Итальянской и Михайловской.

Да и странное название этого элитного кафе не было случайным. Ища место для будущего «кабачка», А. Толстой, Н. Евреинов, Б. Пронин заглядывали во все подворотни Невского, и Толстой вдруг сказал: «А не напоминаем ли мы сейчас бродячих собак, которые ищут приюта?»… - «Вы нашли название нашей затее, - воскликнул Н. Н. Евреинов. - Пусть этот подвал называется «Бродячая собака!»

Борис Константинович Пронин - режиссёр, театральный деятель, актёр, участник ряда театральных начинаний В. Э. Мейерхольда. Создатель ли- тературных кабаре в Петербурге: «Бродячей собаки» и «Привала комедиантов».
Борис Константинович Пронин - режиссёр, театральный деятель, актёр, участник ряда театральных начинаний В. Э. Мейерхольда. Создатель литературных кабаре в Петербурге: «Бродячей собаки» и «Привала комедиантов».

Украсили небольшое подвальное помещение, вмещавшее до 200 человек, художники С. Судейкин и Н. Сапунов. Это была «фресковая» живопись с элементами кубизма, фигурами женщин, масками дель-арте, невиданными цветами и птицами. А поэт Всеволод Князев сочинил гимн заведения:

Во втором дворе подвал,

В нём - приют собачий.

Каждый, кто сюда попал -

Просто пёс бродячий.

Но в том гордость, но в том честь,

Чтобы в тот подвал залезть! Гав!

«Собака» начинала работу с 11 вечера и продолжала до утра, поначалу встречи происходили по средам и субботам, потом «режим» стал интенсивнее.

Душой» питерского «кабачка» был Всеволод Мейерхольд, организовавший позже из «собачников» театральную труппу - «Товарищество актеров, писателей, художников и музыкантов». Вообще, «Бродячая собака» удивительным образом вмещала в себя всю разность творческих и художественных потенциалов своего времени. Здесь собирались на литературные вечера, музыкальные и театральные представления, диспуты и доклады, капустники, гала-концерты и футуристы (А. Крученых, В. Хлебников, В. Каменский, Б. Лившиц, В. Маяковский), и акмеисты (Н. Гумилёв, А. Ахматова, О. Мандельштам, Г. Иванов), и часть символистов (А. Бальмонт, Ф. Сологуб). Правда, А. Блока на вечерах никогда не было.

Присутствовали и принимали участие в «действах» артисты Т. Карсавина и М. Фокин, Е. Лопухов и Е. Попова, музыканты И. Сац, С. Прокофьев, М. Гнесин, учёные от литературы В. Жирмунский, В. Гиппиус.

И ещё один интересный факт: для записей стихов, мнений, идей, пожеланий в «Собаке» имелась «Свиная книга» (название от свиной кожи её переплёта). Со временем этот фолиант превратился в своеобразную летопись учреждения, исписанный и изрисованный, он вмещал в себя не только стихотворные наброски и шаржи, нотные записи экспромтов и карикатуры, среди прочего здесь находились и «Мысли о Театре Будущего» Е. Вахтангова. «Свиная книга» лежала при входе, над которым красовался собственный герб – сидящая собака, положившая лапу на античную маску.

Просуществовал «Подвалъ Бродячей собаки» недолго: уже весной 1915 года кабаре было закрыто – вскоре после резкого антивоенного выступления Владимира Маяковского. По официальной версии, причиной закрытия послужила «незаконная продажа вина». Несмотря на то, что Борис Пронин предпринимал несколько попыток возродить «Бродячую собаку» на новых местах, атмосфера оригинала казалась навсегда утерянной вместе с представителями Серебряного века, многие из которых погибли или эмигрировали после революции.

Но судьбе и Богу было угодно, чтобы это кафе снова возродилось. И произошло это в 2001 году в Санкт-Петербурге по адресу Итальянская улица, 4, где вновь открылось арт-кафе «Бродячая собака». Оно до сих пор работает в том же подвале, где читала свои стихи Анна Ахматова и выступал с пламенными речами Владимир Маяковский. К сожалению, многое в интерьере с тех пор было утрачено, но дух культурной России тех времен не исчез и продолжает радовать тех, кто сюда попадает.

Арт-кафе «Подвалъ бродячей собаки» сегодня.
Арт-кафе «Подвалъ бродячей собаки» сегодня.

Вот этот самый дух литературной России Серебряного века попыталась воссоздать на своём необычном уроке его организатор и вдохновитель, учитель русского языка и литературы Светлана Георгиевна. И у неё это получилось. Предшествовала уроку-спектаклю очень серьёзная подготовка. Во-первых, нужно было большое внимание уделить интерьеру. Для этого были подготовлены скатерти (их, кстати, шили вручную), очень похожие на те, что, наверное, украшали столы в арт-кафе в то время, нашлись определенные лампы и подсвечники, воссоздающие эпоху Серебряного века, и много других мелочей (в том числе и эмблема старого кафе), ставших очень важными и необходимыми. Была здесь и «Свиная книга», в которую гости записывали свои впечатления, пожелания и какие-то творческие строчки, рожденные прямо во время спектакля. Словом, атмосфера была создана, и вот в зал входят «посетители» - представители самых различных течений поэзии Серебряного века. Само мероприятие вполне соответствовало тем творческим вечерам, которые, я думаю, и проходили в арт-кафе. Мы услышали и прекрасное чтение стихотворений самими «авторами»: и В. Маяковским, и А. Ахматовой, и С. Есениным, и Н. Гумилёвым, и О. Мандельштамом, и другими. Здесь прозвучали песни и романсы, написанные на стихи известных поэтов Серебряного века (причем, произведения исполнялись вживую, под гитару). В это время в помещении импровизированного кафе работали «художники», которые предъявили свои рисунки по окончанию представления.

«А напоследок я скажу…» Сцена из урока-спектакля, где звучит известный романс на стихи М. Цветаевой.
«А напоследок я скажу…» Сцена из урока-спектакля, где звучит известный романс на стихи М. Цветаевой.

Моей целью не было воссоздание всего сценария мероприятия. Не об этом речь. А речь о том, что такие уроки по изучению поэзии (и не только) дают их участникам не просто необходимые знания из школьной программы, но и пробуждают душу, затрагивая ее самые тайные струны. И такие уроки не забываются на второй день. Нашим ребятам-старшеклассникам, конечно, очень повезло, что рядом с ними оказался такой творческий учитель. О ценности виртуального посещения арт-кафе «Бродячая собака» говорило, прежде всего, то, как светились глаза у участников этого урока и у их гостей. Да и мы, взрослые, уходя с этого урока-спектакля, были как бы наполнены каким-то эмоциональным подъемом и вдохновением, огнём, который всё ещё не погас.

И в итоге хотелось бы добавить, что жизнь того кафе, которое существовало в начале прошлого века, не закончилась его закрытием. Она продолжается и в Санкт-Петербурге, и там, где души тянутся к прекрасному, а также неформальному общению друг с другом.

 

 


назад