Свидетельство о регистрации

номер - ПИ ФС 77-57808 от 18 апреля 2014 года

Семьдесят второй номер

Артём Артёмов 30.09.2020

Семьдесят второй номер

Артём Артёмов 30.09.2020

Семьдесят второй номер

 

Столько всего интересного происходит в мире: и отравление Навального, и попытка цветной революции в Белоруссии, и выборы президента США, и возможность наступления второй волны карантина, наконец. Куча событий, которые можно обсуждать и дома, и во дворе, и на работе. И надо отдать должное - их очень живо обсуждают, споря и ругаясь, доказывая и при отсутствии аргументов посылая на три буквы. Но для нашей страны этого недостаточно. Наряду с происходящим здесь и сейчас мы до сих пор горячо обсуждаем произошедшее давно. Нам не даёт покоя Иван Грозный, мы ещё не до конца разобрались с Лениным и с событиями столетней давности, даже касательно Великой Отечественной войны, так до сих пор и неясно, победили мы вопреки или благодаря?

Стыдно сказать, но многие до сих пор не определились за кого они - за белых или за красных! Позор! Вот уж вопиющая несознательность. И это несмотря на большое количество в социальных сетях групп за «Белое движение» и за «Красное». Всего-то и надо: поставить «лайк» под цитатой о кровавом режиме коммунистов или под таблицей достижений индустриализации. Социально активные граждане фактически требуют от народа акта самоопределения, упрекая в нерешительности.

«А ты записался добровольцем?» - вопрошает военный в будёновке с красной звездой. «Отчего ты не в армии?» - вторит ему солдат в фуражке и с «Егорием» на груди. «Сталин плохой», – говорят одни и приводят цитаты и цифры. «Сталин хороший», – утверждают другие, цитируя и перечисляя. И те, и другие давно оглохли, и как всякий плохо слышащий человек орут, интенсивно жестикулируя. Как всегда достается тем, кто посередине.

На самом деле всё очень просто. И среди «белых» были и плохие, и хорошие, и красные не только карали и убивали, но ещё и кормили, и защищали. А Сталин был не плохим и не хорошим, он просто правил, допуская ошибки, гордясь, наверное, достижениями, которых, к слову сказать, было огромное количество. Его жестокость заключалась в желании сделать страну сильной, несмотря ни на что. Комфортно ли было жить при нём? Наверное, не очень. Впрочем, в новой России «девяностых» жить было ещё хуже.

Те, кто проклинают убийц царя, не имеют права это делать, не поставив в один ряд с ними заставившего его отречься Алексеева и арестовывающего его семью Корнилова. А прославляющие Революцию обязаны хоть на минуту представить себя босыми на обрыве перед осатаневшими Землячкой или Бела Кун.

Только отечественная война праведна, любая гражданская мерзка с обеих сторон. В ответ на кровь всегда прольётся другая кровь, жестокость всегда породит жестокость. Но какая бессмыслица проклинать спустя сто лет, основываясь на частных воспоминаниях и цитатах? Почему, читая вслух эмигрантов, вы не цитируете мемуары красных командиров? Почему вам плевать на достижения СССР, как, впрочем, и СССР было плевать на достижения царской России?

Вы, прославляющие коммунизм, и вы, его проклинающие, стали вдруг им судьями, самолично отнявшими у противоположной стороны право на хорошие поступки, оставив им только умение убивать и предавать? Чем вы, призывающие кары небесные на головы «красных», отличаетесь от большевиков, обвиняющих во всех бедах «белых»? Ничем. Потому что вы - их потомки по крови и по сути. Вы просто увидели в зеркале себя. Господь молился за врагов своих, «Ибо не ведали что творят», вы же кричите: «Распни!».

Россию разрывают противоречия: многонациональные интересы на Кавказе, социальная несправедливость, безработица, огромные налоги для бизнеса, откаты и беспринципность власти и оппозиции. Все недовольны всем и всеми. Движение «Лишь бы не так как было» набирает обороты. По Белоруссии это видно наиболее отчётливо, когда десятки или сотни тысяч требуют ухода Лукашенко, не интересуясь тем, а что, собственно, дальше. А тут ещё это глупое бахвальство «за красных» и «за белых». Ей-Богу, господа, тошно! Пора, пора уже созидать, а не разрушать. Желающих поделить Россию много, а сделать её единой и сильной почти нет…

 

 

 


назад