Свидетельство о регистрации

номер - ПИ ФС 77-57808 от 18 апреля 2014 года

«Аршином общим не измерить»

Галина и Евгений Ивлевы 4.07.2020

«Аршином общим не измерить»

Галина и Евгений Ивлевы 4.07.2020

«Аршином общим не измерить»

 

*****

 

«Мы русские,

мы всё одолеем»

А. В. Суворов.

 

Месяцы вынужденного всеобщего уединения дали много времени для созерцания и размышлений. Анализируя события последнего времени, которые наблюдаешь в своём государстве и в мире в целом, невольно задаёшься вопросом адекватности и своей, и общей. Мы точно правильно понимаем, что происходит? Или мы всё же умом не дотягиваем до верной оценки происходящего? Пандемия словно открыла ящик Пандоры, выпустив 33 несчастья. Люди в мгновение поделились на вопрошающих и отвечающих. Первые очень ждали ответов на свои прямые вопросы, но те, кто должен бы их дать, либо безмолвствовали, либо расплывчато мотивировали происходящее. Ведь, в самом деле, крайне сложно логически объединить сплочённость «все как один на борьбу с вирусом» с полутораметровым дистанцированием и изоляцией, защитные перчатки и маски с неэффективностью их функций защиты. Ряд примеров можно продолжить, но хочется о другом. За время карантина пришлось по роду деятельности побывать в пяти регионах России, и можно с уверенностью сказать, что народ, к счастью, понимает больше, чем порой озвучивает. Входя в положение, люди снисходительно относятся к рекомендациям частной структуры под названием ВОЗ и беспомощности местных чиновников. А ещё стало очевидным, кто самые главные люди в нашей с вами жизни, несмотря на паталогическое желание оптимизировать, а фактически уничтожить их труд, - это медицинские работники, все, от водителя и санитарки до главных врачей.

Это радует, потому что мы остались живыми думающими людьми по сравнению с ситуацией в соседней Европе. В принципе, всё объяснимо, там давно приучились жить стадными рефлексами, где своё субъективное «я», как минимум, порицаемо, а, в целом, вообще изгоняемо на государственном уровне. Другими словами, карательная система европейских государств подавляет самым жёстким, а чаще даже жестоким образом любые ростки инакомыслия: самостоятельно думать, размышлять, дискутировать, возражать запрещено, а каким образом это делать - продиктует государственная машина. И там все всегда согласны с правилами, которые эта неумолимая машина совершенно беспардонным образом навязывает обществу, там принимают любую продиктованную аксиому поведения, какой бы шокирующей она ни была. Потому и человеческие извращения всех сортов там уже давно никого не удивляют и давно уже вошли в норму жизни.

«… Легион имя мне, потому что нас много» (Мк.5:8-9). Вот так описывает Евангелист времена нынешние. Можно было бы и не упоминать снова и снова Европу, но ведь никуда не делось стремление быть там, с теми, кто ещё недавно, каких-то пару веков назад, считал за честь быть приближённым к России.

«Когда Русский Царь удит рыбу, Европа может подождать», - ответил Александр III министру, который торопил императора на встречу с иностранным послом. Можно было бы считать это бестактностью, если не знать, сколько времени Царь-Миротворец провёл за государственными бумагами, чтобы разобраться в хитросплетениях европейской политики. И он выбрал единственно правильную позицию: Российская империя должна вести себя так, чтобы с ней считались.

«Александр III на рыбалке». Павел Рыженко.
«Александр III на рыбалке». Павел Рыженко.

России вообще удивительным образом удаётся пока ещё сохранить свою духовную идентичность. Вопреки всем потрясениям мы живы ощущением внутреннего глубинного духовного состояния, который не даёт русскому народу просто сгинуть.

В целом, на примере России вполне можно изучать мировую историю развития общества. Некогда языческая Русь совершенно сверхъестественным образом ещё задолго до всенародного Крещения мирно уживалась с пришлыми христианами, укрепляя связи и политические, и экономические. Но об этом нынешние «эксперты» стараются не упоминать, современнее и удобнее сказать, что всех копьями загнали креститься. В этом симбиозе взаимоотношений зарождалась совершенно новая этнокультурная общность со своей неповторимой, присущей только русским, духовной идентичностью.

И да, во многовековом историческом пути Руси события невероятным калейдоскопом сменяли друг друга, от головокружительных взлетов до сокрушительных падений и практически полного разорения. И всякий раз русский народ терпеливо и с усердием вновь выстраивал, восстанавливал, развивал и поднимался на завидный для соседей уровень.

Окунувшись в историю России, мы понимаем, что многие удивляющие нас процессы сегодняшнего времени во многом объясняются всем тем, что происходило с нашими предками. Мы сейчас наблюдаем фактически повторение событий, которые по историческим меркам были совсем недавно и которые разрушительным смерчем прошли по нашей родине.

 

*****

 

«В смутное время колебания или перехода

всегда и везде появляются разные людишки».

Достоевский Ф. М., «Бесы».

 

Не так давно, в начале 20-го века, Российскую Империю захлестнули различного рода протестные движения, государство было поражено разного рода просветительскими кружками, а, говоря современным языком, НКО, где основной темой рассуждений была смена власти. Заметим, это при том, что Россия перед революцией являлась сильным и вполне благополучным государством с динамично развивающейся экономикой и, что характерно, с перспективой занять на мировой арене лидирующее положение.

Нет смысла уходить в сухую статистику показателей экономики империи, все данные в свободном доступе, труда не составит найти все интересующее во всемирной паутине. Обратимся к очевидцам того времени. Профессор Эдинбургского университета Шарль Саролеа в своей работе «Правда о царизме» так описывает свои впечатления: «Одним из наиболее частых выпадов против русской монархии было утверждение, что она реакционна и обскурантна, что она враг просвещения и прогресса. На самом деле, она была, по всей вероятности, самым прогрессивным правительством в Европе… Посетив Россию в 1909 году, я ожидал найти повсюду следы страданий после Японской войны и смуты 1905 года, вместо этого заметил чудесное восстановление… растущую промышленность, приток капиталов…»

Есть много свидетельств того, что в начале 20-го века у России были все шансы стать тем самым Третьим Римом, социально развитым Православным государством, основанным на мощной экономике. Очевидно, что подобная перспектива изрядно напугала Запад, тамошние умельцы построения интеллектуального будущего ещё более кропотливо и систематично, с мастерком и циркулем начали вымерять и совершенствовать великие потрясения, затаскивая на окровавленный верстак вольных строителей, русский народ.

Результат оправдал их труды. Кровавый 17-й год вверг Россию в безумную братоубийственную войну. Русский убивал русского, оголтело уничтожалось духовенство, дворянство, истинно русская интеллигенция. Россию вновь подгоняли под импортные лекала, а русский народ в очередной раз оказался в руинах. Пришлось выстраивать новое государство, с новыми целями, идеологемами, со своей «религией», без Бога, без Храма, без Души. Утопия, скажете вы, и будете правы; да, утопия, трагическая и тщательно просчитанная. Те самые инженеры не могли не понимать, что дом, построенный на песке, не устоит: «И пошёл дождь, и разлились реки, и подули ветры, и налегли на дом тот; и он упал, и было падение его великое» (МФ 7.27).

В самом деле упал, через каких-то 68 лет, и падение его, как предрекалось, было сокрушительным. Снова пролилась кровь, снова жертвы, гражданское противостояние, которое, по сути, было Гражданской войной, накрывшей всю некогда единую территорию. Сценарий не изменился, иностранные кураторы и советники бодрым маршем, не таясь, вошли во властные структуры новой России с заготовленными методичками по изменению всего и вся. Цель таких советов очень ясно обозначил Анатолий Чубайс: «Мы знали, что каждый проданный завод - это гвоздь в крышку гроба коммунизма. Дорого, дёшево, бесплатно, с приплатой, - это двадцатый вопрос». Всю эту дикую вакханалию назвали приватизацией. Здесь все же призовем пресловутую сухую статистику: от распродажи крупнейших Российских предприятий общей стоимостью 1 триллион долларов в Российскую казну поступило 7,2 миллиарда долларов. По заключению Счётной Палаты РФ: «Приватизация способствовала установлению контроля со стороны иностранных лиц над стратегически важными и экономически значимыми предприятиями оборонного комплекса», доля государства в управлении этими предприятиями была всего 14%. Так начиналась эпоха государственных временщиков, которые приживались в дальнейшем кто в бизнесе, кто во властных структурах России.

Пресс-конференция председателя Госкомимущества России Анатолия Чубайса на тему «Народная приватизация: акции, чеки», 1992 год. Фото Валентина Соболева/ТАСС.
Пресс-конференция председателя Госкомимущества России Анатолия Чубайса на тему «Народная приватизация: акции, чеки», 1992 год. Фото Валентина Соболева/ТАСС.

В своё время Аристотель очень точно систематизировал возможные формы правления государством, где к «хорошим» отнёс формы: Царство, Аристократия, Демократия, а к «плохим» - Тирания, Олигархия и Охлократия. Так вот, нетрудно догадаться, по какому пути запустили тогда Россию. Наступили смутные, беспросветные времена, которые остались в истории как «девяностые». Расслоение в обществе стало весьма ощутимым: зарождающийся олигархат на тонких ножках изо всех сил тянулся к мировому гегемону, стараясь хоть как-то походить на него, а между тем, чаяния рядовых граждан разрушенной России были совсем иными. Мало того, что нужно было прийти в себя после того, как меньше чем за 70 лет трижды сменили идентификацию (были русскими, потом советскими, и стали россиянами), так ещё и предстояло решать серьёзные проблемы: чем семью накормить, во что одеться и как вообще жить дальше. Россия в очередной раз старалась выжить, копаясь в обломках своей родины, пытаясь вновь выстроить свою науку, культуру, искусство, себя. Спираль истории снова сделала виток.

 

*****

 

«Как перед ней ни гнитесь, господа,

Вам не снискать признанья от Европы:

В её глазах вы будете всегда

Не слуги просвещенья, а холопы».

Ф. И. Тютчев.

 

Всё, сказанное выше, - лишь пролог ко дням нынешним, именно те самые 90-е запустили либерально-олигархический механизм, который сегодня пытается влиять не только на экономику и политику. Очевидно, что как бы ни менялись времена, при обсуждении тех или иных событий в России традиционно выделяют темы, важнее которых, казалось бы, нет ничего на свете. Камни преткновения, на которых балансируют эксперты - это экономика, внешняя политика и цены на нефть и на газ. Безусловно, темы важные и нужные. Но почему так неохотно выносят обычно на обсуждение тему будущего поколения, которое и есть тот самый что ни на есть государствообразующий фундамент? Проблемы воспитания детей и подростков не слишком популярны. Об образовании же мы слышим только тогда, когда вводятся очередные новые правила, которые обычно носят новомодную западноевропейскую окраску и призваны сделать наших детей частью «дружной европейской семьи». Этот «факел просвещения» несут нам всё те же около олигархические круги, которые сами уже достаточно просветились и теперь необходимо причинить это «счастье» другим. Правда, они забывают оговорить, что просвещение при этом будет очень сильно перекошено, ведь знания, они не для всех, как заявил глава «Сбербанка» Герман Греф.

А между тем, уже проявляется занятная тенденция, которую недвусмысленно проиллюстрировал Андрей Фурсенко, бывший министром образования в России в 2004-2012 гг.: «Недостатком советской системы образования была попытка формирования человека-творца, а сейчас наша задача заключается в том, чтобы вырастить квалифицированного потребителя, способного квалифицированно пользоваться результатом творчества других». Таким образом, образование переходит в банальную сферу услуг, трансформировавшись в набор фактов, без учёта культурных и национальных особенностей, а тем более какого-то там творческого подхода. Но это не всё. Необходимо ведь такому развалу придать приличный вид с оттенком научности, целесообразности и современности, одним словом, прогресса. Тем более, что методики есть, они понятны и известны, остается грамотно ввести их в обращение. И вот уже мы слышим, что говорит об образовательных новинках Дмитрий Песков, специальный представитель президента РФ по цифровому и технологическому развитию: «Образование будущего разделится на 2 вида: «компьютерное», оно будет дешёвым, и «человеческое», оно будет дорогим… Уже сейчас главная функция российских университетов - не учить людей, а социализировать».

То есть очевидно, что, следуя по этому пути, мы очень скоро получим кастовость образования, достойное качество которого будет доступно далеко не всем. А уже сейчас мы делим людей на тех, кто «от сохи», так называемых «людей одной кнопки», и на элиту. Причём, следуя всё той же логике, и «соха», и элитарность будут передаваться по наследству, вряд ли пересекаясь и всё жёстче деля русских на касты. И даже удивления не вызывает в этой связи ответ на вопрос, в каких же странах подобные обновления представлены наиболее широко. Дмитрий Песков ставит в пример страны англосаксонской культуры, где «впереди планеты всей» (это цитата) США. Даже неискушённому в образовательном процессе известно, каков уровень образования в США. Несколько десятилетий назад мы, помнится, гордились тем, что наши дети гораздо грамотнее и эрудированнее сверстников за рубежом, а сейчас нам рекомендуют равняться на систему, которая когда-то считалась у нас позорной. Что произошло? Они выросли, или мы деградировали?

Тест на когнитивность напоминает и принятый в 2006-м году аппаратом ЮНЕСКО документ под названием «Повестка дня 2030», который определяет своей целью ни много ни мало «Образование для устойчивого развития всего населения Земли». На основе этого документа ООН сформулировала так называемые 17 целей устойчивого развития. Так вот, по мнению ООН, устойчивости развития может сильно мешать «избыточное образование», выходящее за рамки принятого для всех среднего. «Как правило, более образованные люди с более высокими доходами потребляют больше ресурсов, чем малообразованные люди, которые имеют тенденцию иметь более низкие доходы», - открыто сказано в опубликованном в 2006-м году документе. То есть, чем больше образования, тем больше угроза устойчивости мирового порядка, новой идеологии, где обучаемые дети должны не только принимать и подчиняться «устойчивому развитию», а фактически «содействовать устойчивому развитию». И, конечно же, кто не с нами – тот против нас, во враги прогрессивного человечества, в изгои.

Наверное, на родине Джона Кеннеди не любят вспоминать эти его слова: «Советское образование - лучшее в мире. СССР выиграл космическую гонку за школьной партой». Да и новые просветители современной России уверены в обратном.

Борьба за умы продолжается и едва ли завершится. Пока в ней нет ни победителей, ни побежденных, но есть настораживающая тенденция - деление на сверхлюдей и серую человеческую массу. Как не вспомнить здесь Мартина Бормана, личного секретаря Гитлера, который писал: «Образование опасно. Для них (славян) достаточно уметь считать до ста. В лучшем случае, приемлемо образование, которое готовит для нас полезных марионеток». Так ли это мнение архаично или всё же живо, как и весь фашизм? Согласитесь, немало сходства с нынешними реалиями, с доминантой англосаксонского гегемона.

 

*****

 

«Прошлое уже нам не подвластно,

но будущее зависит от нас».

П. Я. Чаадаев.

 

Мировая гегемония и есть конечная цель тех, кому претит Россия. Еще в начале 90-х президент США Билл Клинтон сказал: «Мы позволим России существовать, но империей будет только одна страна - США». Самовлюблённый западный мир был уверен в нашем безальтернативном повиновении, принимая за отсталое государство регионального значения. Мы и сами периодически давали поводы к такому отношению, когда свергали законную Российскую власть, когда разваливали Союз, когда допускали кадровых разведчиков ЦРУ в органы государственной власти нашей страны, когда за бесценок распродавали предприятия, тем самым убивая экономику страны. Такого рода наши проявления породили и соответствующее мнение. Но очень преждевременно.

Настоящим потрясением для Запада стала «Мюнхенская речь» нашего Президента. Напомним, 10 февраля 2007 года на Мюнхенской конференции по вопросам политики безопасности Президент России Владимир Владимирович Путин заявил: «Считаю, что для современного мира однополярная модель не только неприемлема, но и вообще невозможна. И не только потому, что при единоличном лидерстве в современном – именно в современном мире – не будет хватать ни военно-политических, ни экономических ресурсов. Но что ещё важнее – сама модель является неработающей, так как в её основе нет и не может быть морально-нравственной базы современной цивилизации».

Выступление Владимира Путина на Мюнхенской конференции по вопро- сам политики безопасности. Мюнхен, 10 февраля 2007 года.
Выступление Владимира Путина на Мюнхенской конференции по вопросам политики безопасности. Мюнхен, 10 февраля 2007 года.

Речь Президента шокировала коллективный Запад, России аплодировали, но дерзостные амбиции не простили. Нам объявили войну. Уже тогда стало очевидным, что началась 3-я Мировая, без линии фронта и видимого врага.

Очевидно и то, что нас никогда не ждали и сейчас не ждут в Клубе держателей мировых акций, и потому России необходимо «держать планку», в очередной раз пройти своим уникальным путем, минуя сомнительное партнерство, которое уже не однажды разваливало страну до основания. В сложившихся условиях Россия, как никогда, должна ощутить потребность в собственных людских ресурсах, в поколениях молодых людей, которые фундаментом своей жизни и знаний видят не комиксы западных просветителей, а классический базис интеллектуального и духовного развития. Россия должна самостоятельно выстроить тот новый, позабытый старый, свой путь, который не раз позволял ей выйти в мировые лидеры и быть не только достойной государственной альтернативой, но лучшей ее формой. Этот потенциал она должна родить внутри себя, потенциал со своей уникальной национальной самоорганизацией и самоидентичностью. Только так мы сможем стать тем самым современным Третьим Римом, с развитыми социально-экономическими условиями жизни, с неизменными Христианскими ценностями. В любом другом случае нам грозит стать лишь частью большого международного механизма, гегемона западной праведности, где под камуфляжем многополярности и демократии подаётся совершенно определённая и утверждённая форма сосуществования в жёстких рамках большой единой концепции жизнедеятельности государств без истории, культуры, духовности, без нас.

 

 

 


назад