Свидетельство о регистрации

номер - ПИ ФС 77-57808 от 18 апреля 2014 года

Неформат. Демократические трансформеры

Галина и Евгений Ивлевы 22.02.2021

Неформат. Демократические трансформеры

Галина и Евгений Ивлевы 22.02.2021

Неформат. Демократические трансформеры

 

«Демократия - это способ, с помощью которого хорошо организованное меньшинство управляет неорганизованным большинством».

В. Розанов

 

Итак, 2021-й год наступил и принёс нам очередную партию вопросов, тревог и форматов. Темы всё те же: экономика, пандемия, дистанционка и, как это ни странно, американская повестка, а точнее, та вакханалия - и политическая, и гражданская, которая на сегодняшний день захлестнула самый главный институт мировой демократии - Соединённые Штаты.

Но, в целом, сама Америка нас мало интересует, предлагается рассмотреть мировую тенденцию то ли к глобальному изменению мировой парадигмы развития и жизни общества, то ли к проведению очередных бескровных, ну, или почти бескровных революций под флагом пандемий, выборов, гражданских свобод и ряда ещё каких-то популистских мотиваций. Хотя, в принципе, одно другого не исключает в современных исключительно, конечно, демократических процессах. Говорим сегодня о демократии, демократорах и демократических трансформерах.

 

*****

 

«В основании демократии – маленький человек в кабинке с маленьким карандашом, ставящий маленький крестик на маленьком листе бумаги».

У. Черчилль

 

По традиции «танцуем от печки» - обратимся к истории возникновения форматов демократии. Открываем словарь Брокгауза и Эфрона и читаем: «Демократия - буквально – народовластие», «государственное устройство, где власть принадлежит народу, или где интересы народа стоят на первом плане». Идём дальше, Ожегов: «политический строй, основанный на признании принципов народовластия, свободы и равноправия граждан». И вот третье определение, которое дал в своём словаре Ушаков: «Демократия – форма правления, при которой власть осуществляется самим народом, массами, непосредственно или через представительные учреждения».

От лингвистики - к истории. Исследования показывают, что даже в древних, нецивилизованных племенах уже присутствовали зачатки демократии, когда старейшины коллегиально принимали решения по вопросам, касающимся жизни племени. В 5 и 4 веках до нашей эры в Греции стали возникать различные формы самоуправления. Наиболее известная нам афинская демократия просуществовала два столетия (приблизительно с 594 по 321 годы до нашей эры) и, пожалуй, афинская форма, как никакая другая, отвечала самому понятию «демократия». По данным историков, например, любой гражданин имел право участвовать в работе Народного собрания, около трети граждан одновременно занимали ту или иную государственную должность. Согласитесь, подобный опыт афинской демократии может считаться классическим образцом, значительно более интересным, чем современные примеры демократии, а точнее будет сказать, демократорства.

На сегодня мы можем сказать, что более половины населения мира живёт в странах, где проводятся выборы, то есть теоретически законы жанра сохранены, выборы есть форма проявления демократии. Не будем вдаваться в подробности, как они проводятся, кто и какое влияние оказывает на участников данного процесса, и уж точно не будем обращаться к фольклорной уже (а кто-то скажет, что и исторической) фразе: «не важно кто и как голосует, а важно кто как считает». По форме, выборы есть демократия налицо. По сути, даже если мы видим или предполагаем, что выборы сфальсифицированы, они в любом случае остаются единственным инструментом легализации власти.

21-й век показал, что ранее заложенные демократические принципы уже не устраивают современное общество с его всё более возрастающей политизацией, на которое имеет большое влияние олигархическое сообщество. А оно вряд ли согласится следовать афинскому опыту.

Ну вот, пожалуй, достаточно для краткого понимания, теперь мы, ознакомившись с историческими основами такого понятия, как демократия, и оглядевшись вокруг, сами себе сможем ответить, какое место она занимает в жизни каждого.

 

*****

 

«До 95% всей информации, которую воспринимают ваши глаза и уши каждый день, заранее отобраны по чьей-то воле и оплачены из чьего-то кармана».

Х. Мураками

 

Современные общепризнанные формы демократии, очевидно, по своей сути не имеют ничего общего с классической формулой. Бенжамен Констан, один из видных идеологов либерализма 19-го века, сформулировал основы демократических свобод, определив два типа: свобода древних - свобода совместного политического действия, и современная свобода - максимально возможная свобода индивида от внешнего принуждения. Таким образом, мы видим очевидную трансформацию идей под влиянием современных реалий. Современная демократия совершенно не является властью народа, что априори исключает хоть какие-то формы самоуправления.

Анри-Бенжамен Констан де Ребек - французско-швейцарский писатель, публицист, политический деятель времён Французской революции, бо- напартизма и Реставрации. В первые десятилетия XIX века был главным теоретиком французских либералов.
Анри-Бенжамен Констан де Ребек - французско-швейцарский писатель, публицист, политический деятель времён Французской революции, бонапартизма и Реставрации. В первые десятилетия XIX века был главным теоретиком французских либералов.

Австрийский экономист и социолог, теоретик современной демократии Йозеф Шумпетер предложил современное определение этому понятию: «Давайте будем называть демократией ситуацию, когда управляют элиты, а массы могут повлиять на это, лишь подав свой голос за представителей элит». По сути, современные элиты сражаются друг с другом только с одной целью - быть избранными массами. И это, пожалуй, основное. В современном демократическом обществе, назовём это так, не существует больше никаких практических рычагов влияния масс на элиты, кроме выборов, которые и являются основой современной демократии, но и не определяют власть народа, а всего лишь подчёркивают его участие в борьбе элит за власть на той или иной стороне. В этой системе взаимоотношений формируется новоявленная аристократия, не по факту династийного преемства, а по принадлежности к одному из элитарных кланов, что делает их автоматически «лучшими». А потому сегодня мы стали свидетелями не кризиса демократии, которая, как мы писали выше, давно уже переродилась в ряд клановых, управленческих сообществ, а кризиса перераспределения политических, территориальных и финансовых ресурсов между группами элит. Люди - эдакая новая нефть, и, входя в эпоху цифровой матрицы, элиты формируют себе место в этом нарождающемся электронном сообществе, а, в свою очередь, люди, плебс - только лишь материал логичной мотивации, легитимизующий действие режимов. Получается так. Всё остальное в этой конструкции - лишь набор механизмов, призванных создавать ощущение демократии. И когда из года в год это делать всё сложнее, возникают проблемы деполитизации общества, а это, в свою очередь, ведёт к стихийным проявлениям воли народа и, как следствие, к хаосу. Всё начинается с протестного голосования, а заканчивается улицей. Всегда. Любой протест, он не возникает на пустом месте, и он, прежде всего, обнажает слабые места любой власти.

Йо?зеф Алоиз Шумпетер - австрийский и американский экономист, поли- толог, социолог и историк экономической мысли. Популяризировал тер- мины «созидательное разрушение» в экономической теории и «элитарная демократия» в политологии.
Йозеф Алоиз Шумпетер - австрийский и американский экономист, политолог, социолог и историк экономической мысли. Популяризировал термины «созидательное разрушение» в экономической теории и «элитарная демократия» в политологии.

Наивно полагать, что украинский майдан, разорвавший некогда стабильное государство на отдельные неподконтрольные территории, возник на пустом месте. Конечно же, это не так, и представители местных и международных элит просто умело воспользовались ситуацией и слабостью руководства. После чего мировое сообщество признало всё однозначно демократичным, и признало легитимность самих себя. Аыц кто не согласился - сепаратисты, а тот, кто поддержал несогласных - государство-агрессор, разрази его санкции. Демократия учла бы мнение и несогласных, и поддерживающих, но элиты нарушения правил не прощают, тут действует уже давно правило большой дубины - у кого тяжелее, тот и прав.

Да и до Украины примеров хватало: бомбардировка Югославии с последующим расчленением страны; Ирак, где после вторжения коалиционных сил, основными участниками которых были США и Великобритания, был свергнут и убит Саддам Хусейн, и страна погрязла в непрекращающейся череде гражданских войн; Ливия, где после тех же коалиционных сил с теми же участниками был свергнут и убит лидер государства Муаммар Каддафи, после чего ливийская государственность до сих пор не восстановилась и уже не скоро восстановится, самоуничтожаясь в местных клановых гражданских войнах; Сирия, где только благодаря политической воле Президента России был предотвращён развал ещё одного государства. Ну, а остальное, так сказать, по мелочам: Белоруссия, Армения… Это уж так: «Не съем - так понадкусываю». Очевидно, что с принципами демократии это не имеет ничего общего, и, тем не менее, мировое сообщество признаёт это за высшее проявление демократии, подкреплённое снарядами, боевиками и бессмысленными человеческими жертвами. Это только сухая и неполная статистика, мы не углубляемся в суть начала этих конфликтов, а иначе на поверхность всплыли бы конкретные имена, фамилии и должности, занимаемые на арене мировой ярмарки тщеславия.

Ну, и как мы с вами понимаем, запущенные процессы элитной демократии не могли не коснуться генератора общемировых свобод и демократий. Америка не избежала кризиса желаний глобального расширения влияния элит. Появление на международной арене такого авторитетного и в политическом, и в военном отношении игрока, как Россия, смешала карты любителям подковёрных игрищ.

Толпа протестующих возле Капитолия США. Январь 2021 года.
Толпа протестующих возле Капитолия США. Январь 2021 года.

События в Америке показали, что провалы в международном секторе тут же отразились на внутренней политике некогда стабильной Америки. Взрыв «чёрного» экстремизма, переросшего в открытое гражданское неповиновение и вандализм, обнажил совершеннейшую недееспособность законодательной власти и демократических американских принципов, что в очередной раз наглядно продемонстрировало прямую режиссуру и продавливание необходимых результатов. А закончилось всё это штурмом Капитолия и обвинением действующего президента Трампа в организации беспорядков, в результате которых погибли люди. Трамп без тени сомнения объявил об украденных выборах и призвал своих сторонников самим позаботиться о будущем Америки, а для начала - в день, когда Конгресс США должен утвердить результаты голосований, выйти на улицы. Вот, пожалуй, довольно прямая форма выражения демократии, которая так и не получила дальнейшего развития.

В понимании элит, любая демократия должна быть под контролем, Трампа обвинили в подстрекательстве к мятежу, в том, что он «поставил под серьёзную угрозу безопасность Соединённых Штатов и правительственные институты», ну и напоследок объявили его вообще угрозой национальной безопасности США. Далее - импичмент, как показательная порка… система не терпит сбоя, система жизнедеятельности элит тем более. Схема работает без сбоя: отключаем соцсети, создаём полный информационный вакуум, блокируем банковские карточки, личные счета.

Дмитрий Суслов, замдиректора научно-образовательного Центра комплексных европейских и международных исследований факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ, правильно заметил, что бойкот Трампа со стороны банков и частных компаний – «это стремление защитить свою репутацию и не попасть под общую раздачу, которая связана фактически с расправой над всеми, кто, так или иначе, с Трампом аффилирован». Вот как-то так - учимся демократии, друзья, или, вернее сказать, тому, что любят популяризировать в современном обществе.

 

*****

 

«Рост демократии в мире имеет роковой смысл. Демократическое равенство есть потеря способности различать качества духовной жизни. Демократическая идеология количеств не может не вести к царству худших».

Н. Бердяев

 

Рассматривать происходящие процессы можно бесконечно, и тем более очевидным становится большое расхождение между формой и содержанием. Пример Америки - это лишь та самая лакмусовая бумага, которая показала всему миру глобальность противоречий в обществе, которое являлось для всего мирового сообщества мерилом высших демократических ценностей. При соблюдении формальных условий внутренняя, содержательная часть в условиях накопившихся социально-нравственных проблем выплеснулась наружу, подхваченная интересантами правящих элит. Это технологии, и ничего необычного в этом нет. Есть только одно «но». Постоянно так поступать уже не получится: набор инструментов исчерпан, и необходимы действительно ощутимые перемены. Народ, который однажды вышел на улицу и что-то отчаянно требовал, уже имеет иммунитет по отношению к действиям государственного аппарата. Причем действия здесь неравнозначны. Протестующие выдвигают требования и обозначают своё несогласие, а вот власть, действуя одними и теми же методами, рискует не только своей репутацией, но и сложившимся политическим управлением, которое, как многим кажется, достаточно стабильно, но, по факту, стабильность эта только в отчётах и на телевизионных экранах. Опыт Америки наглядно показал, как все меняется, и уж тут ни о каких демократических принципах говорить не приходится. А уж если и говорить о демократии в современном обществе, то только исходя из логики реальной ротации власти, при которой есть шанс стать представителем власти.

И ещё: очевидность влияния элит на гражданское общество уже, пожалуй, никто не ставит под сомнение. Назовите это как хотите: демократия, конституционный режим или ещё как-то - от подобной мимикрии суть не изменится. Потому и не важно, кто именно будет президентом Америки - демократ или республиканец, глубоко пожилой человек с очевидной формой деменции или экстравагантный бизнесмен - какая разница, кто будет декларировать принятые решения, прочитать-то уж смогут самостоятельно, а если и нет, то суфлёр поможет. Все это не важно, и здесь как раз не стоит ломать копья. Элитам, не важно каким - американским, европейским или нашим, отечественным, важно понимать, что законы общежития не подразумевают неограниченной власти одних над другими. Законы общежития в данном контексте - это, прежде всего, совместно выработанный компромисс жизнедеятельности на единой географической территории, с единой законодательной основой и с едиными законодательными ограничениями. И, конечно, очень важно для элит своевременно спускаться с небес и реагировать на возникающие запросы современного большинства, вдумчиво, профессионально и, что очень важно, эффективно. Тогда, возможно, демократия, оторванная от первоначального своего значения, приобретёт, наконец, новые черты путём трансформации в современную действительность, где элиты в рамках гражданского компромисса смогут созидать в наше и без того сложное время. Тогда и государство будет крепким, и общество цельным, и та самая единая гражданская позиция станет содержанием, а не просто словом. Это ведь важно всегда, а не только в канун Единого дня голосования, не так ли? Да, наверное, звучит утопично, но чего только на свете не бывает. Поглядим и задумаемся над форматами. До встречи!

 

 


назад