Свидетельство о регистрации

номер - ПИ ФС 77-57808 от 18 апреля 2014 года

Неформат. Вулкан, который не спит

Галина и Евгений Ивлевы 5.03.2021

Неформат. Вулкан, который не спит

Галина и Евгений Ивлевы 5.03.2021

Неформат. Вулкан, который не спит

 

«Русский не может осуществлять своей исторической судьбы без бунта, таков уж этот народ».

Бердяев Н. А.

 

2021-й год уже многие окрестили годом сложным, непредсказуемым, протестным и ещё каким угодно, на что фантазии хватит. Человек, в силу своей слабости, на протяжении всего земного жизненного цикла с упорством белки в колесе придумывает эпитеты и прогнозы, упиваясь проплывающими мимо него событиями. Конспирология зашкаливает, человеческий мозг, инфантильный и отравленный различными Тик Токами, контактами, инстаграммами и прочим технологическим ковидом, послушно встраивается в предложенную модель уже даже не поведения, а модель жизни, и мы, не отрывая глаз от телефонных экранов, послушно напитываемся тем продуктом, который нам дают. Продукт этот уже прошёл обработку и по своим качествам, очевидно, был в употреблении, и за всей этой заманчивостью мы не замечаем главного, что происходит в нашей жизни. Год, действительно, выдался интересный: тут тебе и бацилла неведомая, и странный Навальный, которого государство за уголовное преступление никак посадить не может. Тут тебе и протесты, и чего только нет, даже выборы в Государственную Думу России присутствуют. Но всё же давайте обратим внимание на, пожалуй, очень важную тенденцию, которой уже не один год, которая живёт, трансформируется и, судя по последним событиям, не просто не уходит, а уже прочно входит, как ни печально, в формат нашей гражданской жизни.

Речь идёт о протестных акциях, которые прошли в начале этого года. Очевидно, что данные несанкционированные мероприятия в основе своей не были только лишь финансово мотивированы, только наивный человек способен предположить, что все эти акции проплачены, вот прям всем выдали гонорар. Ни много, ни мало, примерно в 120 городах России были проведены разного масштаба несанкционированные митинги. И в этой связи давайте оторвём своё сознание от экранов гаджетов и поразмышляем немного, совсем немного, просто поговорим о современных форматах.

 

*****

 

«По-моему, тут не надо ни бунта, ни даже выборных, ибо это средство старое, историческое; русский народ искони любил разговор с «самим генералом», собственно из одного уж удовольствия и даже чем бы сей разговор ни оканчивался».

Достоевский Ф. М.

 

Протесты в России всегда были связаны с той или иной степенью несправедливости в государстве, причём долгое молчание никогда не было показателем решения проблемы. Во-первых, суть пушкинского «народ безмолвствует» всем давно известна. Во-вторых, просто терпели, вот это такая русская народная черта характера - терпеть. Именно в России родилась пословица «русский долго запрягает, но быстро едет», а это есть мудрый глубинный народный фольклор, или из того же Пушкина: «Не приведи Бог видеть русский бунт, бессмысленный и беспощадный», ключевые слова здесь «бессмысленный» и «беспощадный». Чувство справедливости и поиск её на протяжении истории не чужды были всем слоям русского общества, от крестьянина до дворянина. Достаточно вспомнить декабристов и Сенатскую площадь: все сплошь дворяне и поставили свою жизнь на кон. Понимали они, на что идут? Конечно. И шли ради той самой справедливости.

Но сегодня, пожалуй, надо бы затронуть тему не самоорганизующихся недовольных и не тех, кто умело пользуется сложной гражданской обстановкой. Нужно, прежде всего, обратить внимание на то, из каких факторов складывается это пресловутое гражданское напряжение. С царской империей понятно - история уже дала свою оценку тем трагическим событиям. Давайте посмотрим, что происходило во времена идеологически несовершенного советского социализма.

Рассмотрим 60-е годы, место действия - Советский Союз, Краснодар, 1961 год, задержан солдат-срочник за торговлю ворованными вещами, просто срочников не кормили в части. За задержанного заступились военные-отставники, пришли к комендатуре, часовой выстрелил, не целясь, попал в подростка, десятиклассника, наповал. После этого собрались уже тысячи, смяли солдат внутренних войск, оружие отобрали.

1961 год, город Муром, хоронили рабочего, случайно убитого милиционером, закончилось погромами. Можно ещё перечислять: Бийск - погромы, Слуцк - высокопоставленные партийцы, вдрызг пьяные, убили рабочего, сделавшего им замечание, в результате - бунт, пожары, трупы. Примерно похожие случаи были в Тбилиси, Грозном, Вильнюсе, Темиртау, Одессе - и это всё в сравнительно спокойные 60-70 годы. Что характерно, в то время у протестующих не возникало даже мысли о смене государственного строя, всё было намного проще - они просто хотели справедливости и добивались её как могли. Чтобы колбасы всем хватало, чтобы водка подешевела, чтобы закон был один для всех, чтобы было как-то получше. Они не знали, как именно, но хотелось получше. Серая людская масса с серых, душных окраин, с серыми невзрачными потребностями, но со светлыми мечтами и живой душой.

 

*****

 

«- А если от митингов зависит будущее страны?

- Если будущее зависит от митингов, это катастрофа».

Поляков Ю.

 

А что же сегодня мы видим? Люди в протестной толпе вряд ли походят на тех шестидесятников. Нынешние и одеты хорошо, и накормлены, и учатся, порой, в престижных заведениях. Про них не скажешь, что им всем заплатили, и они выходят за деньги, очевидно, что и они хотят справедливости, но только какой, и как они понимают это слово - справедливость? Они сыты, и, в целом, у них нет причин быть недовольными властью, и тем не менее они на улице, они «здесь власть», и это, пожалуй, важно для них, они хотят, чтобы социальные лифты работали, если уж не для всех, то для них - это уж точно. Они хотят туда, на те вожделенные места, хозяева которых могли бы стать достойными конкурентами в списке Форбс, и странно было бы думать, что они, эти протестующие, адекватно бы воспринимали слова обращений к ним думских старцев. Бунтари уже уяснили, что они - тоже власть, и старт им был дан задолго до Болотной. Само понятие «несанкционированное» стало модным молодёжным трендом. Для тех, кто в высоких кабинетах их не слышал, тех, кто поделился на «семьи» и «башни», не обращал на улицу внимания, улица заявила о себе, и заявила теперь уже не только в двух столичных городах, Москве и Питере, улица заявила в целом по России, а это уже система, это уже механизм, это уже организация. Это уже социокультурное явление. И если мы захотим найти какую-то структуру, каких-то структурных генерального директора или начальников управления протестов, то в России мы всего этого не найдем никогда - этого просто нет. В России есть бурлящая масса, которую можно использовать, не жалея, как пушечное мясо, ибо «бабы ещё нарожают». И пресловутый Навальный - это тоже не организатор, тоже не лидер и, уж тем более, не былинный герой. Люди не за него выходили, кому он нужен. Он - тот самый спусковой механизм, прозаичный провокатор протестного настроения. Но ведь народу нужен вожак, неважно какой - Иванов, Петров или Навальный… неважно. Важно, что он есть, а выходят они потому, что чувствуют несправедливость, возможно, в мелочах, личностной суете, когда видят гипертрофированное разделение между богатыми и не очень. О бедных даже не говорим, это уже за пределами. Людям не объяснить, за какие заслуги можно награждать 23-летнего малоизвестного питерского певца медалью «За заслуги перед Отечеством» II степени, но зато люди понимают, что отец этого орденоносца - известный в Питере медиа-магнат. Ну и, видимо, как-то все должны поверить, что 23-летний юноша внёс неоценимый вклад в развитие отечественной культуры. Так вот, эти самые протестующие не хотят, чтобы из них так очень наглядно и цинично делали идиотов, тем более, когда вот это, как раз, им очень доступно объясняют прозаичные провокаторы.

По большому счёту, совершенно безразлично, кто какие награды и звания получает. За последние 10 лет себестоимость государственной признательности слишком обесценилась, сколько их «народных» и «заслуженных» наплодилось, так что неважно, не Отечественная же война… Но это всё слишком яркие поводы для кукловодов и молодёжной среды, которая нашла себе отдушину в этом, казалось бы, динамично развивающемся мире, но таком однообразном и пресном. Мы проглядели развитие нового культурного направления, со своей идеологией, моралью, под общим названием «несогласные». С этими несогласными уже нельзя ни о чём договориться, их принцип несогласия есть основной жизненный критерий, их формат, и в этот водоворот затягивается все больше и больше людей, уже разного возраста, это не только те, которым «по приколу», а приходят уже те, кто действительно решил отстаивать свое видение способом, который истории уже известен и основывается на могильном «разрушим до основания».

 

*****

 

Нас так долго учили любить твои запретные плоды…

 

Протестные акции вышли на наши улицы и теперь уже никуда не уйдут, это теперь наша действительность. Мы должны понимать, что причины всегда одинаковы:

  • низкий уровень жизни;
  • социальная несправедливость;
  • коррупция, кумовство, кланы.

Но самое главное - это отсутствие диалога между властью и обществом. Есть запрос на решение назревших проблем, и эти проблемы не решаются. И тут обвинять только тех, кто призывает на баррикады, было бы неверно. Виновны ещё и те, кто в течение длительного времени своими управленческими решениями доводил людей до крайней точки.

Теперь о возрасте протестующих. Молодежь позвали, и она вышла, и вышла она не потому, что ей плохо, а потому что это «круто», потому что это стало модным, потому что за это, в принципе, им ничего не будет - опасность минимальная, а сил и энергии много. Конечно же, на сегодняшний день подобные акции не приведут к революции, но они создают истерическую массовку, где «онижедети» кидаются на полицию и закономерно получают дубинкой по спине. Это потом уже раскаяние на камеру, заверения, что «мы не знали и не предполагали», но это всё потом, а вначале - беснующаяся массовка и страшные картины избиения детей. Технологии в действии. Конечно, речь не идет о революции; да, протесты есть, но критической массы недостаточно, так что Рубикон ещё не пройден, а вот стратегическая битва за умы молодёжи уже проиграна, как бы это пафосно не звучало, и это факт, который глупо отрицать. И, по всей видимости, власть этого признать не хочет, именно поэтому мы слышим, что ничего особенного не произошло, людей вышло немного, хотя любому здравомыслящему человеку ясно, что уже неважно много или мало, важно, что акция организованно прошла по всей стране, достаточно посмотреть географию протестов, и будет понятно, что уже и немало. И единственная реакция законодателей (что уже тоже формат) - это изменить законодательство и, естественно, в сторону ужесточения, будем продолжать закручивать гайки. Больше никаких предложений не поступало. То есть, в целом, ничего не меняется: власть не хочет слышать молодежь, молодёжь не хочет жить в положении игнорируемых, и потому они не хотят слышать власть - все это порождает конфликт, который выплескивается на улицы наших городов, а дальше - всё по схеме: полицейская дубинка, озлобление и новые ужесточения законов.

Очевидно, что протестная активность никуда не уйдет, она уже есть и дальше будет развиваться. Провластные молодёжные организации бесцветны и пассивны, паркетные отряды не мотивированы на результат, они не есть пример для своего поколения, это есть пример для возможного карьерного роста и, пожалуй, всё. А больше-то и нет никого, остаётся только отрицать очевидность протестной действительности, не понимая одного - растущее давление будет выходить наружу, и чем сильнее запретное действие, тем сильнее будет противодействие; действующий вулкан нельзя запретить законами и заткнуть его пробкой, только разумные управленческие и кадровые решения способны выровнять ситуацию, главное - чтобы нашлись люди, способные это понять сейчас.

Сегодня на протестах мы видим молодёжь, много молодёжи, и это мы её воспитали, мы, в смысле государство. И современная молодёжь - это те, кто в нашем государстве через каких-то 5-10 лет будут подавляющим большинством. Тот опыт, который сейчас в них закладывается, это не опыт конструктивного решения, созидания, это опыт разрушения. И это, увы, единственный опыт, который они сейчас получают, другого просто нет, если, конечно, не считать закручивания гаек. Необходимо понять, что только лишь «силовым блоком» купировать протестные настроения просто невозможно, подобные решения неэффективны и социально деструктивны. Созрела необходимость выстраивания диалога с гражданским обществом через построения необходимых гражданских механизмов, общедоступной платформы для диалога, где власть познакомится поближе со своим народом, а народ увидит свою власть. И пусть, хоть и с опозданием, но всё же это произойдёт. Тема крайне непростая и очень болезненная, давайте поглядим и задумаемся над форматами. До встречи!

 

 


назад