Свидетельство о регистрации

номер - ПИ ФС 77-57808 от 18 апреля 2014 года

Скелет Левиафана

Сергей Задумов 7.02.2015

Скелет Левиафана

Сергей Задумов 7.02.2015

 Скелет Левиафана

Новый фильм Андрея Звягинцева

  Режиссёр Андрей Звягинцев своим фильмом «Левиафан» несколько растревожил российскую общественность. Как и в случае Пусси Риот, как и в случае Крыма, мнения резко разделились.

 В моей френд-ленте почему-то женщины выступают строго за этот фильм и призывают сходить в кинотеатры, чтобы маститый художник заработал деньги, а мужчины весьма жёстко фильм критикуют.

  Исключение составил один бывший украинский гражданин Сущевский Артём Евгеньевич, который переместился из Донецка в Россию. Этот блогер утверждает, что, критикуя художественное произведение, россияне поступают так же, как обдолбанные телебачением укропы.

  Женщины, скорее всего, пытаются приобщиться к высокому искусству, а получается слепое восхищение довольно сомнительной кинолентой. А вот блогер loboff просто врёт.

  В отличие от украинцев никто "Левиафана" в России не требует запретить. В аналогичных случаях мазепы действуют иначе. Фильм «Тарас Бульба» по классическому произведению Гоголя, который родился и вырос на Украине, невероятно её любил и всячески приукрашивал быт сельских жителей, - нельзя показывать на родине автора.

  22 декабря 2014 года на территории Украины фильм запрещён к показу, по мнению Госкино Украины фильм дискредитирует украинскую национальную идею и является антиукраинским, и таким образом может навредить национальным интересам Украины.

  Звягинцева за его фильм никакой "Русский сектор" на улице не поймает, избивать не будет и даже в мусорный бак не посадит. Так что сравнение с мазепами для русских оскорбительно. Русские - народ очень терпимый и терпеливый. До поры до времени.

 Максимум, чего жаждут русские - перекрыть доступ Звягинцеву к государственным деньгам. А то получается смешно. Снял на деньги государства поэму о ненависти к русскому государству и православию. Молодцы, чиновники. Единственное их оправдание можно найти в том, что сценарий по ходу создания фильма «Левиафан» режиссёр многократно менял.

 

   Он в своих интервью признаётся, что изначально хотел вообще сделать фильм об американском герое масс-медиа Марвине Химейере, который конфликтовал из-за своего участка земли со всем городским начальством, а когда окончательно отчаялся добиться справедливости, то сделал из своего бульдозера настоящий танк и снёс 13 административных зданий. Отстреливался до последнего и покончил жизнь самоубийством.

 Идея понятная. Государственный Левиафан, чудовище - и маленький человек, который пытается с ним бороться. Изначально Андрей Звягинцев так и утверждал, мол, неважно, где снимать этот фильм, история универсальная. Могла произойти в любой стране мира. И действительно, тот же фильм «Возвращение» у Звягинцева вышел абсолютно интернациональным. Место действия могло быть в любой точке планеты.

 Но, видимо, добрые меценаты не захотели от Звягинцева фильм о таком американском герое и вообще Америке. Мол, универсальная история — это очень хорошо, но давайте-ка перенесём эту чудесную библейскую притчу в Россию. То же министерство культуры РФ ведь не всю сумму дало, большую часть денег выдали неизвестные добрые люди.

 Так что пришлось нашему творцу вдохновляться примерами из российской действительности. Тут наших российских чиновников можно было завлечь сценарной разработкой про борьбу с коррупцией. Тема актуальная. Аналогичный химейеровскому случай был найден.

 Это Иван Анкушев, который убил главу горадминистрации Кировска Илью Кельманзона и его заместителя по ЖКХ Сергея Максимова, а потом покончил жизнь самоубийством, по официальной версии. Город как раз тот, где и снимался фильм «Левиафан».

 Конфликт тоже разгорелся из-за несправедливых судебных решений, аренды и завышенных платежей. В городе ходили слухи, что на самом деле в кабинете чиновника была настоящая разборка и перестрелка между авторитетным Максимовым и Анкушевым. Именно поэтому выстрелов было очень много, стены кабинета были буквально изрешечены, а глава администрации просто случайно попал в переплёт, оказавшись свидетелем криминальной дуэли.

 Согласитесь, это сценарий настоящего боевика, вестерна, а вовсе не унылая бенадёжная тягомотина «Левиафана».

  Но Звягинцев в своём интервью утверждает следующее:

 «Виктор Матизен. Можно было оттолкнуться еще и от «Дубровского». А вы сразу решили не дать своему герою отыграться на притеснителях?

  Андрей Звягинцев. Не сразу. Поначалу хотели посадить его на трактор, чтобы он своротил мэрию.

  Виктор Матизен. Признаюсь, что во время просмотра мне очень хотелось, чтобы он все-таки разнес ее, причем вместе с домом архиерея, который априори благословляет все действия мэра. Или пристрелил пару негодяев, как взбунтовавшийся фермер в «Долгой счастливой жизни» Бориса Хлебникова.

  Андрей Звягинцев. Мне кажется, наш финал честнее и страшнее, чем если бы это был финал реальной истории Химейера с его бунтом, самоубийством или, чего доброго, героической смертью в схватке с силами зла. Это было бы как выпустить пар. Александр Зиновьев в «Зияющих высотах» говорит, что власти позволяли существовать Театру на Таганке, чтобы гражданское недовольство имело выход в общественном месте.
»

  Получается, цель Андрея Звягинцева не следовать реальной российской истории, а создать именно безнадёжный финал.

 

   И библейская история ни при чём. В Ветхом Завете финал истории оказывается светлым. Испытания Иова пройдены, и он вознаграждён за веру и терпение, а в фильме ссылку на эту историю презрительно главный герой комментирует: «Сказка, что ли?»

  В финале героя сажают за убийство жены, которого он не совершал. Тоска и деградация.

  То есть заданность на мрак и безысходность реальность перевешивает. Почему бы и нет? Может быть, наш художник создал настолько мощное с эстетической точки зрения полотно, что настоящая жизнь только мешает.

 Давайте посмотрим, что за образы в этом фильме так важны Андрею Звягинцеву, какой именно смысл он вкладывает в эту киноленту. Разберём подробнее.

 Оператор картины — Михаил Кричман. Визуальный ряд фильма безупречен. Мрачные пейзажи севера России показаны в своей тёмной прозрачности. Нет провалов по свету. Никакой серости на экране. Насыщенные, хотя и немного приглушённые цвета. Северное холодное море бьёт в скалы. Я встречал сравнения этого моря с разумным океаном Соляриса. Природа - плохой союзник публицистике, так что величественная картина русского Севера скорее картине в плюс.

 Работа актёров тоже не вызывает никаких нареканий. У Андрея Звягинцева была до сего момента репутация серьёзного режиссёра, чьи картины пользуются успехом у критиков. Так что все старались выполнить замысел, и не их вина в том, что получилось в итоге. Но какие-то вещи прорывались и на съемочной площадке. Звягинцев не просто вставил в картину постоянно пьющих стаканами водку персонажей. Он заставил бедных актёров реально пить в кадре водку.

  Вообще известно, что достовернее сыграть опьянение, чем пьяным хорошо сыграть. Очень редко режиссёры заставляли актёров пить. Я припоминаю «Апокалипсис сегодня», где Коппола напоил Мартина Шина, чтобы тот достовернее показал психоз зелёного берета во время короткой паузы между заданиями. Все актёры «Левиафана» пошли на это, пили водку, только Роман Мадянов отказался, и надо признать, его сыгранное опьянение куда точнее, чем натуральное того же Серебрякова.

   Что же важно показать Андрею Звягинцеву в современной России?

 

  Как мы уже убедились, крайне важно было показать пьющих русских. В картине пьют все, главные герои, коррупционеры, полицейские, даже дети в разрушенном Храме тянут из горлышка. Взрослые в фильме пьют исключительно полными стаками и только водку.

 Второй важный момент для Звягинцева — это мат. В фильме обильно ругаются. И режиссёр жалуется, что этот важнейший элемент создания живой речи русских людей из-за последних законов будет потерян в прокате. Запикают сокровища нецензурные, какая жалость.

 Остальные важные моменты режиссуры Звягинцева в образах главных героев и окружающего мира.

  Образ главного героя складывается из его мата, привычки пить водку в любой непонятной ситуации, ругани с окружающими, злословия по отношению к своим друзьям. Якобы работящий бизнесмен за весь фильм умудряется только бесплатно поработать над чужим автомобилем. Никакого дела у него нет. Все конфликты он решает или сутяжничеством, или обзывательствами, или бессильным хватанием за оружие. Буквально бежит в дом, берёт ружьё и оседает на стул кляксой. Неверную жену он бьёт и прощает практически без паузы.

  Жена у нашего главного героя — безвольная и хитрая женщина, которая ищет в жизни то ли выгоды для себя, пытаясь убежать от тяжёлой работы на рыбном заводе, то ли носителя красивой жизни в мужском воплощении. Когда юрист-москвич не выполняет своего обещания выжать компроматом из мэра деньги, то она теряет интерес не только ко всем мужчинам на свете, но и к жизни и кончает с собой.

 Дружба в фильме воплощается в образе москвича, который красиво говорит о профессионализме, но совершенно не готов к реальной провинциальной жизни. Он ничего из обещанного для своего друга не делает, зато без колебаний спит с его женой. А сломать его легко, один-два удара в лицо и имитация расстрела, как наш столичный герой испаряется под стук колёс поезда.

 Главный коррупционер в фильме боится выборов, постоянно беседует с местным архиереем о сути власти. И сам владыка, который постоянно утверждает «всякая власть от Бога», ведёт разговор в манере сицилийских мафиозо и помогает решать вопросы под обильную закуску и на фоне дорогих предметов интерьера. Русские спелись, но это ладно, тут власть спелась с верой, вот что для Звягинцева страшно. Русская власть и русская вера.

 Рядом с домом главного героя находятся развалины Храма. Там вечерами собираются подростки, пьют, играют на гитаре. Судя по всему, это напоминание из прошлого, о том, что бывает, если власть и вера сплетаются воедино. Кончается всё революцией.

 В конце фильма оказывается, что главный коррупционер отнял землю не для себя, а как раз для большого священнослужителя. На месте снесённого дома поставили православный храм. История зациклилась.

  Так же, как развалины храма, этой мысли служат остовы китов или морских чудищ, собственно остатки Левиафана. Монстр государства российского уже погибал, рядом с его скелетом проходит жизнь героев фильма, но они ничему не научились. Опять строят своё проклятое русское государство, опять крестят чугунные лбы в церкви, опять власть их уничтожает, а они только бессильно плачут на стуле перед равнодушным следователем.

 Не зря в своём интервью Звягинцев переживает из-за наступления русского мира и называет русскую весну «рашизмом». Очевидно, рифмует с фашизмом. Режиссёру наш народ органически неприятен, отвратителен. Тут всё безнадёжно, проклято на веки вечные.

 Сам фильм - это история о том, как на территории России был в своё время страшный государственный Левиафан, в котором власть и православие слились вместе и мучили обычных людей. Но пришла революция, разрушила храмы и Российскую Империю.

 Левиафан — это не любое государство, это именно государство русских людей, государство, в котором уважается православная вера. Марксистская ерунда, мол, религия — это опиум для народа, уточняется режиссёром — не всякая религия, а именно православная.

 И вот теперь мерзкое для Звягинцева государство русских людей, в котором у нас есть вера, возвращается. Даже БОГ по Звягинцеву - это ещё одно криминальное звено всеобщей коррупции и равнодушия. Ведь БОГ допустил снос дома главного героя, наградил главного злодея и попускает это зло.

 На заднем плане всё время позитив - Пусси Риот. Епископ тоже на проповеди в новом храме борется с "неправдой" - бедными девочками. А неправда вот она, проклятые русские, которые перестали бухать в разрушенном храме водку, а стоят со свечками.

  Образы для паствы у Звягинцева прекрасные - например, жрущие хлеб свиньи. Священнослужитель возле магазина вразумляет главного героя словами из притчи об Иове, а потом бросает буханку свиньям. Всё ясно. Окормляет паству по мысли режиссёра. Ну и русские свиньи в основном пьют водку стаканами, изменяют да матерятся.

 Сейчас часто употребляют фразу, когда кто-то пытается критиковать «Левиафан»: «Пастернака не читал, но осуждаю...» Так вот я фильм видел, потерял два часа жизни, чтобы посмотреть на великолепные пейзажи, море и отвратительные образы пьющих, матерящихся «русских людей».

 В фильме «Груз 200» Алексея Балабанова создана реальность ещё страшнее - поздний Советский Союз. Там замысел режиссёра был прозаичнее, показать, как разлагался СССР. Одного из главных героев, бесконечно пьющего водку и рассуждающего о жизни, играл тот же Алексей Серебряков. Правда, у Балабанова за мрачными образами якобы советской действительности прятались американские персонажи романа Фолкнера «Святилище».

 О русских Балабанов снял свой последний фильм «Я тоже хочу», и это вовсе не безнадёжная картина. Разрушенный храм на замёрзшей реке отдельным душам людей помогает взлететь.

 Если сравнивать «Груз 200» и «Левиафан», то первый фильм — это похороны советского мертвеца, а второй — попытка заживо закопать в землю вполне живое русское государство, которое только-только начинает восстанавливаться.

 Именно поэтому у Андрея Звягинцева вызывает ужас присоединение Крыма к России. За красивой картинкой фильма не оказалось никакой реальной жизни. Русские живы и весьма проворны. Могут сами кого угодно закопать. Публицистическая картина «Левиафан» на них никакого впечатления не производит. Мало ли на свете пропаганды? Джентльмен в поиске десятка миллионов долларов — вполне понятно. Был человек российским режиссёром, внезапно проснулся западным рекламистом и пропагандистом. Борцом с русопятыми варварами. Для закрепления результата его ещё и наградят.

 Собственно, художник может видеть мир так, как захочет. В отличие от Украины, тут никто не против. Не любит человек русских, бывает. Мы не претендуем на всеобщую любовь. Но пусть он это делает не на деньги государства РФ и желательно подальше от наших детей.

 Автор: Задумов Сергей


назад