Свидетельство о регистрации

номер - ПИ ФС 77-57808 от 18 апреля 2014 года

Революция «кирпич-асфальт»

Евгений Авдеенко 20.02.2016

Революция «кирпич-асфальт»

Евгений Авдеенко 20.02.2016

 Революция «кирпич-асфальт»

 

  Вавилон книги Бытия (11:1–9) строили эмигранты-богоискатели. Вначале (после Потопа) эти люди ушли на восток, затем они возвратились назад. Странствующие «от востока» нашли себе землю в Междуречье, в долине Сеннаар. Богоискатели стали богоборцами не сразу. Вначале был помысел и энтузиазм. Вот как все начиналось.

  И сказал человек ближнему [своему]…

  (Быт. 11:3).

  Те, что пришли «с востока», были сплочённой общиной, они принесли с собой сильный корпоративный дух. Именно от них, никак не от царя или даже отдельной личности, снизу пошла инициатива.

  Неверно это, что всегда «глас народа глас Божий»; вот был тот глас, того народа:

  И сказал человек ближнему [своему]: Приидите…

  Побуждение к действию передается еврейским хава: давай (давайте), греческим деуте: приидите. ? Это пафос, это энтузиазм. Зачем «приидите» Что «давайте» Зачем сбор?

  «И сказал человек ближнему [своему]: Приидите, (сделаем)кирпичи…».

  (Быт. 11:3).

  Как кирпичи связаны с пафосом? Нет для строителя «Вавилона» выше пафоса, чем «кирпич». Еврейский текст с необыкновенной энергией передает взрыв творческой мысли о кирпичах: три оборота с использованием однокоренных слов идут подряд, что непереводимо ни на какой язык: «кирпичить кирпичи», «жечь жегом», использовать смолу хемар как известь хомер.

  «И сказали, человек другу своему: давай, скирпичим кирпичи и обожжем [их] жегом. И был им кирпич в камень, и асфальтовая (смола) была им в асфальтовую (известь)».

  (Быт. 11:3)

  Техническая революция предшествовала апостасии отступничеству от Бога.

  Был заново открыт и использован технический принцип, применение которого Бог открыл Ною при построении ковчега, «сборная конструкция». Бог сказал Ною:

  «Сотвори себе ковчег из деревьев четвероугольных… и да осмолишь его внутри и снаружи смолою».

  (Быт. 6:14, греч. перевод).

  Техническая оснащённость ковчега Ноя не была изобретением человека: она была дана Богом для спасения человечества. Ковчег Ноя был и сборной конструкцией, и символом церковного собора (членов Церкви), и, в конечном счете, он, хотя и был собран, не был сконструирован: ковчег был образ, он был символичен во всех деталях своего устройства, из тех, что упомянуты в Писании, и мог быть построен только человеком особого сердца.

  Все детали конструкции ковчега имели символическое значение.

  1. Деревья, из которых был сделан ковчег, «четвероугольные» (Быт. 6:14, греч. перевод). Каждый из элементов корпуса был строго ориентирован на четыре стороны (подобно кресту). Ковчег это собор из дерев крестных. В ковчеге было спасение.

  2. Как в Царстве Небесном много «обителей» (Ин. 14:2), а в Церкви Божьей много служений, так вся внутренность ковчега устроена «гнездами» (Быт. 6:14).

  3. Ковчег защищен от воды, которая несла смерть, двойным слоем смолы прежде всего, внутренним, затем внешним (Быт. 6:14). Гидроизоляция, в этом контексте, становится символом внутренней чистоты и непроницаемости для греха и смерти святости Церкви.

  4. Пропорции ковчега (300х50х30 локтей) таковы, что если представить его на воде, то это судно, которое никуда не плывет (Быт. 6:15). Ковчег, прежде всего, устойчив на воде и служит спасению.

  5. На ковчеге нет паруса, нет руля, нет «капитана». Человек не прокладывает маршрут и не руководит плаванием. Только Сам Бог водит Свою Церковь. «Наместник Бога на земле» звучит так же нелепо, как «капитан ковчега».

  6. В ковчеге открытым осталось одно окошко размером локоть на локоть (Быт. 6:16). Ковчег не имел верхней палубы, на крышу нет хода. Нельзя посмотреть на ковчег извне: те, кто остались снаружи, погибнут, а те, кто внутри, да не выйдут наверх: там ничего нет. Те, кто смотрят на Церковь снаружи (оставаясь вне её), не видят «предмета»; это все равно, что смотреть на ковчег Ноя со стороны тогда непонятны конструкция, материал, пропорции, размер, назначение.

  7. Ковчег имел три внутренних яруса и не мог освещаться маленьким окошком в крыше (это окошко было водопроводом). Ковчег освещался, как земля в третий день творения: когда жизнь была, а солнца еще не было.

  8. В ковчеге три яруса, что соответствует трем дням, когда была сотворена жизнь день третий, день пятый, день шестой.

  Используя принцип сборной конструкции, Ной сотворил великий образ спасения и Церкви. Чем стал принцип «сборной конструкции» у пионеров с востока, заселивших Вавилон? Чем этот принцип стал сравнительно с тем, что было осуществлено в ковчеге?

  Во-первых, деревья ковчега, плотницким искусством сплоченные в единую постройку, указывают на человеческую природу собор Церковный. На что указывает глина, из которой делали кирпичи? Изначально тело «Адама» есть глина, «брение» (люди бренные). Изобретение обожженной формованной глины, превратившейся в универсальную единицу конструкции, исходит из интуиции собственного человеческого тела. И ковчег Ноя, и кирпичный Вавилон это предприятия, которые черпают силу в самочувствии и самосознании человека.

  Первичная плоть Адама была одухотворена Духом Божиим. Колонизаторы древнего Вавилона прозрели, как затвердить глину: ее надо обжечь, убить, сделать глину (брение) прочным, главное же абсолютно (в идеале) унифицированным элементом конструкции. Это кирпич!

 Такова наша плоть: она может быть живой, с Богом, и бессмертной она может стать «кирпичом». В глине есть «кирпич», и древние строители увидели эту ее природу (обрели, изобрели). Отсюда в тексте два специфических оборота нилбеналевеним: «скирпичим кирпичи, сделаем кирпичное кирпичами», и «обожжем жегом»: нисрефаи-срефа. Увидеть в глине «кирпич» было первым изобретением.

  Во-вторых, работа плотника отличается от работы каменщика-столпотворителя (mason’а). Деревья под руками плотника превращаются в сруб, в срубе держатся друг другом и искусством плотника, в образ Церкви Божьей (Христос был плотником). Иное дело кирпич.

  Кирпич в своей идее существует сам по себе и в своем формальном равенстве с другим кирпичом. Кирпичи не сцепляются друг с другом никаким искусством: нужна специальная промежуточная среда посредничество, media.

  Когда строился ковчег, Бог указал Ною на земляную смолу кофер: «да осмолишь ковчег смолою», таково было естественное использование асфальта. Изобретатели кирпича заменили естественное употребление асфальта: вместо защитной, изолирующей обмазки асфальт стал использоваться как специальная промежуточная среда, изолирующая кирпичи друг от друга, но тем самым превращающая их в монолит.

  Как в глине увидели «кирпич», так в асфальте хемар увидели подобие извести хомер, что оказалось другим естественным качеством земляной смолы. Это было вторым изобретением.

  На этом первая стадия революции завершилась: «сказали, человек другу своему». Сказали и сделали: испекли кирпичи и извели известь, в этом сомнений нет, но что было сделано из кирпичей? На первой стадии технической революции изобретатели новой «сборной конструкции», можно думать, опробовали ее для городских построек и жилищ.

  Обустройство земной жизни. Что в этом плохого? Пафос.

 Надо ведь знать, что это были за люди с каким прошлым, откуда пришли. Пионеры Вавилона были люди, причастные религиозному энтузиазму. Нет с ними священника, нет над ними царя. И уже в этой их стройке нет с ними Бога. Поэтому обустройство земной жизни вещь нужная, с пафосом плохая. А с религиозным энтузиазмом? Грех к погибели.

  Первая стадия революции техническая революция. За ней приходит вторая стадия. Эмигранты на новой земле второй раз побуждают себя к действию:

  «И сказали они: приидите».

  (Быт. 11:4).

  Для своего дальнейшего революционного движения мысль человека должна сделать решительный рывок отрешиться от того, что она мысль человека. Осознанная дегуманизация таково свойство научного знания.

  Теорема Пифагора или закон Ома, они одинаковы для всех людей; для их установления субъективность и личность не то, что не имеют значения, от них сознательно нужно абстрагироваться. Научное знание требует отрешенности: это такое действие человеческого духа, которое предполагает общезначимость, истинность для каждого субъекта вне зависимости от его личных качеств. Прорвавшись к научному знанию, человек начнет строить самого себя сам на своих собственных основаниях.

  На второй стадии революция стала научно-технической. Человек ничего нового не изобрел, он нечто понял: он понял, что такое «кирпич» с «асфальтом»: он понял эту систему «кирпич-асфальт». Человек понял, что он получил операционный доступ к двузначной системе, ему открылась сила конструктивного принципа: это минимальный набор элементов, числом два, для универсального применения. В деятельности конструирования минимум есть универсум. «Кирпич» «асфальт», и можно все построить.

  Это могла быть всего лишь мысль, интересное отвлеченное знание без практических последствий? Нет, не могла эта мысль быть всего лишь мыслью, ибо она залетела в голову народа, который пришел «от востока»: это были люди, много повидавшие, Бога не нашедшие, общинники сильного корпоративного духа, без священника, без царя, деятельные, практичные… Такая мысль, что «минимум есть универсум», дается только такой личности, которая не оставит ее без применения, а для применения не поставит границ.

  И становится понятным это призывное «приидите… приидите». Двузначная система это так просто, каждому доступно! Разве нужны талант, или вдохновение, чтобы понять, как функционирует «кирпич асфальт»? Ребёнка (!) от игры можно приобщать к «идее» невиданных конструктивных возможностей. И ведь все наглядно, и результат налицо!

  Операционный доступ к двузначной системе (кирпич-асфальт, ноль-единица, эрос-танатос) это все, что нужно для человека Вавилона.

  Человек не будет тратить время, чтобы бороться с Богом. Богоискательство было коконом для энтузиазма, богоискательство в прошлом. И богоборчества не будет: Бог не интересно, интересно строить.

  Научно-техническая революция открыла перед человечеством Вавилона невиданные горизонты.

 

РЕВОЛЮЦИЯ «БАШНЯ ОТ НЕБА»

 

  Вавилон книги Бытия (Быт. 11:1–9) допускает возможность говорить о нем в современных понятиях. Тот Вавилон он же и современный. Идея вавилонской стройки в современном мире возродилась, как только совпали и были соблюдены предварительные условия: оставление сыновства и отчизны, отвержение священства и царства, богоотступничество, идея построить свой мир на новой земле, научно-техническая революция, изобретение двузначной системы («кирпич-асфальт») для универсального конструирования.

  Наука и изобретательство отличаются от научно-технической революции тем, что оставляют в целости мир, в котором возникли.

  Научно-техническая революция по природе такова, что она зарождается в ином мире, который еще только запроектирован, и его нужно построить, причем непременно и любой ценой. «Кирпич-асфальт» в библейском Вавилоне это уже не изобретение, это революционный вызов, это уже в человечестве произошедший прорыв за все рубежи к новым горизонтам. Убеждающая сила греха состоит в том, что он выдает себя за целостный мир. Это мы знаем по истории грехопадения и по состоянию человечества перед Потопом. Человечество Вавилона начнет строить не отдельные сооружения непременно всемирную цивилизацию. Настроимся на понимание его глобального замысла и дел.

  «И сказали: приидите, построим себе город и башню».

  (Быт. 11:4).

  Мигддал «башня» имеет корень, который обозначает нечто «большое, великое».

  1. В обычном значении «башня» это цитадель, высокое укрепление внутри городских стен (Суд. 9:51, 52).

  2. В винограднике строили «башню» как смотровую вышку для сторожа (Ис. 5:2; ср. Мф. 21:33; Мк. 12:1).

  3. «Башня» нечто прекрасное: с башней Давида можно было сравнить шею возлюбленной (Песн. 4:4).

  4. «Башней» могли назвать возвышение из дерева, высокий помост для учителя: с него Ездра читал книгу Закона (Неем. 8:4).

  5. Высокие цветочные террасы это тоже «башни» (Песн. 5:13).

  Таким образом, «башня» это и последнее укрепление, и точка обзора на все стороны, и возвышение для учителя, и нечто красивое на вид, и нечто благоуханное.

  И ни один из перечисленных смыслов не подходит к Вавилонской башне. Башня это знак, что город это уже нечто большее, чем были все города до того. Город уже не город, и башня уже не башня... Это Каин пошёл на Восток, от Бога сокрылся, город строил, боялся, чтобы не убили его; Каин был замотивирован.

  Пионеры Вавилона вольные каменщики: не нужен им город ни для защиты, ни для торговли. Башня была не крепостная, не дозорная. Башня из кирпичей была произведением духа.

  И чтобы не было сомнений, как памятник чистого, немотивированного движения духа они замыслили строить башню с ориентацией в небо:

  «И сказали: приидите, построим себе город и башню, её же глава будет до неба».

  (Быт. 11:4, греч. перевод).

  Здесь мы можем подумать, что столпотворители были глупее нас. Это не так, они не думали, что небо это место, которого можно достигнуть, а Бог сидит на облаке. Древнееврейский текст помогает понять замысел башни:

  «И сказали: Давай, построим себе город и башню, и начало (рош) ее в небесах».

  (Быт. 11:4).

  Греческий текст рисует картину стройки от земли к небу. Еврейский текст обнаруживает замысел стройки от неба к земле.

  «Начало, глава» рош; «в начале» бе-решит: «в начале сотворил Бог небо и землю».

  (Быт. 1:1).

  Если Бог строит от «начала», то и человек должен пробовать. Человек, по замыслу строителей башни, может действовать как Бог: начало-рош башни в небе.

  Научное знание отличается тем, что оно выводит свои положения из некоторых начал и для этих начал ищет, как вывести их из более «высоких» начал.

  То, что мы наблюдаем как замысел столпотворения,? это научно-техническая революция. Человек постигает одно начало за другим, начало за началом, поднимаясь все выше и выше в своем познании и поставив себе направление движения к небу: необходимо познать начало, что «в небесах»: ба-шама?йим (Быт. 11:4).

  Строить башню от неба означает познавать первоначала и осуществлять познанное на земле, сводить небо на землю осваивать, утилизировать начало, что «в небесах».

  Что в этом плохого? Сам строитель, самость его. Мы молимся:

  «Отче наш, Который в небесах (ба-шама?йим), да будет воля Твоя, как на небе и на земле».

  (Мф. 6:9, 10).

  Воля Божья да будет на земле, как и на небе,? молитва верующего. Воля человека да будет на земле, как и на небе,? энтузиазм вавилонской стройки.

  В истории грехопадения особо выделяется тот его этап, который называется «услаждение» самому быть как бог, по слову змея:

  «Будете как боги (элохим)».

  (Быт. 3:5).

  «Услаждение» это не было усладой чувств: допустимо мыслить, что строители столпа были воздержаны или даже аскетичны. Услаждение было духовной подменой, когда человек, может быть, невольно, ставит себя на место Бога:

  «И увидела жена, что хорошо древо».

  (Быт. 3:6).

  Так же перед Потопом «увидели сыны Божии дочерей человеческих, что они хороши». (Быт. 6:2).

 То же движение воли предъявили строители Вавилона заместить собой Бога: воля человека да будет на земле, а для этого познаем небесное.

  Строительство Вавилонской башни есть двуединый процесс: башня строится на земле, поднимаясь головой к небу (греч. перевод), по мере того, как человек постигает начала, что в небе (древнееврейский текст). Для того, чтобы начался «Вавилон», необходимо, чтобы достижения технической и научной мысли созрели до стадии «революции» и начали осуществляться практически. Воедино должны сойтись:

  • технические изобретения;

  • научное постижение «начал» (движение к небу);

  • осуществление на практике (движение от неба).

  Когда эти три компонента сходятся, они питают друг друга своим энтузиазмом, который не уступает по силе религиозному энтузиазму, поскольку от него же возник и есть его трансформация. Вавилонский мигдда?л не есть «башня» ни в одном из тех смыслов, которые встречаются в Ветхом и Новом Завете. Чтобы начался библейский «Вавилон», воедино должны сойтись: техника, наука, практика, богоборчество. Все это вместе называется «прогресс».

  Познавать небесное и низводить небо на землю по воле человека это «прогресс».

  Теория прогресса утверждает, что прогресс есть положительное движение человечества и отвечает его достоинству и назначению в мире. Теория прогресса опровергается основными понятиями библейского мировоззрения. После грехопадения Господь сказал человеку:

  «Проклята земля в делах твоих».

  (Быт. 3:17).

  Теория прогресса утверждает обратное: в делах человека земля соединяется с небом.

  Вавилонская башня это «прогрессивное» явление. Низводить небо на землю, в этом, как думают строители Вавилона, нет ничего личного: таково-де общее направление исторического развития. «Вавилон» это богоборческая деятельность, однако Вавилонская цивилизация как богоборчество отличается от первой, каинитянской, допотопной цивилизации личным самосознанием своих создателей.

   Каин состоял в личных отношениях с Богом и даже в диалоге с Ним: Каин был находчив отвечал Богу словом на слово. Каин захотел скрыться от лица Божия, понял, как можно уйти от Бога. Цивилизация потомков Каина была богоборческой, и осознанно богоборческой. Каин и каиниты знают о Боге достаточно, чтобы противопоставлять себя воле Божьей.

  Строители Вавилона не состоят в личных отношениях с Богом; они постигают «начала» и следуют в русле «прогресса», это требует отрешенности и самоограничения личной воли. Строители Вавилона ставят себя вместо Бога, тем услаждаются, но лично против Бога ничего не имеют. Спроси такого, он скажет: «In God we trust» («В Бога мы верим» надпись на банкноте в один американский доллар).

  Каин жил в мире, где есть Восток, и, желая, чтобы Бог отвратил от него Свое лицо, Каин пошел «на Восток». Также и духовные потомки Каина живут в мире, где есть Восток, они Его остро чувствуют, находятся с Ним в напряженных отношениях.

  Совсем иное «Вавилон»: Вавилонская цивилизация снимает духовные ориентиры, помещая в центр мира «город», а в центр города башню. Те, кто «пришли от востока» в долину Сеннаар, потеряли Восток.

  Возникло принципиально новое самочувствие: человек в центре мира, и куда он ни поворотится, всюду город.

  Связь с землей человек Вавилона потерял точно так же, как Каин, но как результат другого движения духа.

  Человек Вавилона выпал из отношений с Богом, из отношений с землей, он открыл себя в революционно новой созидательной деятельности. Но что-то его ограничивало… Единственное, что, по его новому самочувствию, ограничивало человека, не Бог, и не высота познаваемых начал, и не строительные ресурсы, и не экология... Это он сам, его человеческая природа.

  Ограничение для человека Вавилона состояло в том, что он «от Адама», чье имя значило «Человек». «Человека» нужно преодолеть. Так рождается «трансгуманизм».

 

http://avdejenko.ru

 


назад