Свидетельство о регистрации

номер - ПИ ФС 77-57808 от 18 апреля 2014 года

Метафоры в нашей речи

Протоиерей Игорь Осипенко 29.01.2021

Метафоры в нашей речи

Протоиерей Игорь Осипенко 29.01.2021

Метафоры в нашей речи

 

Язык как неотъемлемая ткань культуры органично вплетается в историю народа, и если не творит историю, то, по крайней мере, играет в ней весьма большую роль. Впрочем, и история достаточно непринуждённо играет с языком… Сегодня набросаем небольшую зарисовку о весьма распространённом, но часто не замечаемом феномене языковой культуры – метафоре. Вспомним: метафора – это выражение, употребляемое в переносном смысле, вследствие сближения данного предмета или явления с другим предметом или явлением на основе действительного или воображаемого сходства [4, т.I, с.527]; если проще, то это перенесение на предмет или явление характерных признаков другого предмета или явления [5, с.402]. Как же закрадываются метафоры в наш язык? Чаще всего, конечно, виновниками оказываются поэты* – их метафоры, как правило, ярки и видны, порой становятся крылатыми фразами. Но исторический процесс, даже рутинный бытовой прогресс, не отстают от создателей нерукотворных памятников. Вот пример.

Аристотель - древнегреческий философ, наиболее влиятельный из фи- лософов древности. Первым дал определение метафоры. Термин связан с его пониманием искусства как подражания жизни.
Аристотель - древнегреческий философ, наиболее влиятельный из философов древности. Первым дал определение метафоры. Термин связан с его пониманием искусства как подражания жизни.

Прошло уж лет 10-15, как российский народ освоился в сотовом пространстве – нынешняя молодежь, пожалуй, и не помнит, как выглядели громоздкие телефонные аппараты, таксофоны, раскиданные по городам и весям, в будках и без будок, работающие от двухкопеечной монеты или жетона. Да и по домам-квартирам теперь, наверное, не встретишь стационарного телефона с увесистой трубкой на проводе пружинкой. Мобильник – так удобно! Но речь наша настолько консервативна, что застревают в ней удобные-удачные словосочетания, не сообразуясь нисколько со скоростью технического прогресса. «Повесил трубку»,- говорим мы, хотя никаких рычажков для укладывания трубки уже давно нет; «На другом конце провода»,- говорим мы, хотя никакие провода во время разговора от мобильника не тянутся (если, конечно, нерадивый пользователь не забыл вовремя зарядить аккумулятор сотового телефона); «Висит на телефоне»,- комментируем мы ситуацию, хотя уже в древнюю историю канула переминающаяся с ноги на ногу человеческая фигура, прикованная к висящему в коридоре коммунальной квартиры телефонному аппарату витым (или не витым) проводом – как страховочным альпинистским канатом. И переходят такие удобные-удачные словосочетания в разряд метафор, потому как предмет (телефон, разговор) уже теряет свои прежние свойства (провода, рычажки), они становятся для него чужими, а метафора – это ведь как раз о перенесении на предмет чужих свойств [5, с. 402]. И будут наши потомки чесать затылки: почему такие странные выражения прилагаем мы к телефонному общению?

Вот так же затылки чешем и мы, натыкаясь на метафоры, выросшие из исторических времён, не догадываясь дотянуться до этимологии слова, то есть до его исторического развития. Недавно, перелистывая новые поступления художественной литературы на полках столичных книжных магазинов, зацепил взглядом удивление одного из современных прозаиков по поводу ряда метафор: «неизгладимое впечатление», «беспримерный подвиг», «неискоренимые недостатки», «тлетворное влияние», «наглядный пример», «острые ощущения», «вертихвостка», «топорный язык» [8, с. 32-33]… Автора смущает несочетаемость слов (корней) в метафорах. Но давайте заглянем в словари, прежде всего, исторические. Нет-нет, не интернет, а именно словари – информацию из интернета мы не сможем проверить на достоверность, а надёжность сведений, добытых в читальных залах академических библиотек, проверена не одним столетием.

Историко-филологические словари называются этимологическими или толковыми. И, по праву, первенство среди них мы отдаём «Толковому словарю живого великорусского языка» В. И. Даля под редакцией (и с дополнениями) проф. И. А. Бодуэна де Куртенэ, изданному Товариществом М. О. Вольфа в Санкт Петербурге и Москве в 1912-1914 годах, в 4-х томах [1]. Это издание может считаться настольной книгой каждого уважающего историю и язык своего народа русского человека. Остальные, более поздние словари, которыми мы будем пользоваться, перечислены в конце статьи.

Разберём сегодня, для примера, первую из предложенных метафор. Итак, слово предоставляется В. И. Далю: «Впечатлеть, впечатлевать что во что или на чём, отпечатать, оттиснуть; вкоренять, внедрять, вселять, вперять, передавать человеку что либо, вселяя в память и волю <…> Впечатление ср. действие по глаголу и предмет, оттиск, отпечаток, изображение, след; влияние, действие» [1, т.1, ст.623]. Другие авторы: «Впечатление – калька немецкого Eindruck» [2, т.1, с.360]; «Eindruck - [переносное значение] 1. Отпечаток, след…» [6, с.160]; «Впечатление 1. След, оставленный в сознании, в душевной жизни чем-л. пережитым, воспринятым…» [3, с.83].

Какое слово из выписанных определений вас цепляет более всего? Меня зацепило слово «след». Попробуем найти ему чёткое определение. У В. И. Даля: «След <…> Оттиск, отпечаток ступни, ног, лап, или колеи колёс, полозьев, прокаченной или протащенной вещи…» [1, т.IV, ст.271-272]. Современные: «след – отпечаток, вдавлина ноги, лапы и пр., оставшаяся на какой-л. (особенно рыхлой) поверхности (земле, песке, снеге и пр.)» [4, т.II, с.174]; «След 1. Отпечаток чего-н. (ноги, колёс и т.п.) на какой-н. поверхности. (С. Ноги на песке. Заячий с.)…» [3, с.594].

Сообразуясь с дальнейшими поисками и определениями, попрошу вас обратить внимание на принципиальную вдавленность следа, нарушающую ровность, гладкость поверхности (земли, песка, снега и т.п.).

Второе слово метафоры – «неизгладимое». В. И. Даль говорит: «Изгладить, изглаживать что, выглаживать, ровнять, выравнивать, делать гладким, ровным. *Изгладить что из памяти, заставить забыть, не припоминать…» [1, т.II, ст. 34]. Иные: «Изгладить (что). Стереть с поверхности, сделать незаметным. (Время изгладило надпись. Изгладить что-н. из памяти (переносное значение)» [3, с.196].

По-моему, вполне достаточно, чтобы увидеть логическое соответствие двух слов метафоры: впечатление – это то, что оставляет на «поверхности» памяти или души вдавленный след, как заяц на снегу или человек на контрольно-следовой полосе границы, а потом этот след пытаются выгладить, выровнять, стереть, так как это делает снежная позёмка со следом зайца или грабли солдата пограничной службы с испорченной контрольно-следовой полосой. Если стереть, выгладить получается – впечатление выглаживается, если не удаётся стереть – мы обретаем «неизгладимое впечатление». И нет никакой несочетаемости, противоречия в словах метафоры, просто наши предки вкладывали в слова чуть более глубокий смысл, чем мы цепляем в настоящее время.

У вас есть возможность самостоятельно проработать остальные из предложенных метафор. Поверьте – это не так сложно, как кажется со стороны. А сколько радости мы получаем от соучастия в подобных открытиях! И насколько более богатым становится наш бытовой язык после каждой такой попытки!

 


 

* Александр Сергеевич сыпет метафоры пригоршнями:

«… На нити праздного веселья

Низал он хитрою рукой

Прозрачной лести ожерелья

И чётки мудрости златой…» [7, т. 1, с. 431]

Что ни строчка – то метафора, а то и две!

Использованная литература:

  1. Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка. Под ред. проф. И. А. Бодуэна де Куртенэ. В четырёх томах. М., 1998 [репр.].
  2. Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. Пер. с нем. и доп. О. Н. Трубачёва. В 4 т. М., 2004.
  3. Ожегов С.И. Словарь русского языка. Под ред. Н. Ю. Шведовой. М., 1988.
  4. Черных П.Я. Историко-этимологический словарь современного русского языка. В 2 т. М., 2006.
  5. Словарь иностранных слов. Под ред. И. В. Лехина, С. М. Локшиной, Ф. Н. Петрова (гл.ред.) и Л. С. Шаумяна. М., 1964.
  6. Немецко-русский словарь. Под ред. В. В. Рудаша. М., 1947.
  7. Пушкин А. С. Сочинения. В 3-х т. М., 1985.
  8. Курчаткин А. Н. Открытый дневник. М., 2020.

 

 


назад